знакомства секс html php сайт знакомств

«Люди сами делают свою историю, но они ее делают не так…» К. Маркс
«Восемнадцатое брюмера Луи–Бонапарта»

Номотетический метод исследования первой земледельческой формации России и повторение прошлого в настоящем (научная статья, 102 тыс. знаков)

 

Оглавление

Введение

1. Присваивающая формация на Руси и переход к земледельческой формации

1.1. Предпосылки возникновения земледельческой формации

1.2. Перенакопление и кризис присваивающего хозяйства Киевской Руси

2. Первая земледельческая формация на Руси

2.1. Переселение днепровских славян в новые природно-климатические условия

2.2. Первая форма земледельческого хозяйства

2.2.1. Характерные особенности больших патриархальных семей

2.2.2. Новые социальные функции государственной власти

2.2.3. Приспособление правящих классов к новой форме производства.

2.2.4. Перенакопление первой формы хозяйствования

2.3. Вторая форма земледельческого полуоседлого хозяйства

2.3.1. Характеристики второй формы земледельческого хозяйства

2.3.2. Перенакопление второй формы полуоседлого хозяйства и объединение Московской Руси

2.4. Третья форма земледельческого хозяйства, ее перенакопление, кризис земледелия, Смута

2.4.1. Характеристика трехпольного земледелия и перенакопление

2.4.2. Смута и ее закономерности

Заключение

Литература

 

Введение

Цивилизованный мир отказывает предмету история наравне с естественными дисциплинами считаться наукой. Но существует такой номотетический метод исследования, который может поставить ее в ряд с точными науками, это метод производственного детерминизма, предложенный К. Марксом [1, т. 13, с. 7]. В настоящих исследования с применением данного метода исследуется период первой земледельческой формации нашей истории со времени распада Киевской Руси до Смутного времени включительно. Исследуются предпосылки возникновения формации, этапы ее развития и причины гибели.

Суть метода К. Маркса можно выразить так, что производство определяет не только устройство общественной формации, но и закономерности ее развития. Предшествующими работами автором было показано, что в СССР сменилось три способа производства: крестьянское товарное производство, колхозное производство, производство с помощью наемного труда на государственных предприятиях [см. 2]. В следующей работе было установлено, что в период крепостничества также сменилось три способа производства: крепостное хозяйство натуральное, крепостное хозяйство с внутренним разделением труда, крепостное товарное хозяйство [см. 3].

В этих же работах было обнаружено, что предсказанное Марксом явление перенакопления реально существует и приводило к смене способов производства в СССР и крепостной России, что третья форма производства в каждой из формаций входила в противоречие с соответствующими производственными отношениями. В СССР крупная монополизированная промышленность вошла в противоречие с наемным характером труда, что вызвало революцию 1991 г. В крепостной России крестьянское товарное хозяйство вошло в противоречие сначала с крепостничеством, что привело к реформе 1861 г., а затем, с феодальным землевладением, что привело к революции 1917 г.

В этих же работах было установлено также, что правящий класс возникает вслед за новым способом производства и на его основе. Так, дворянство появилось тогда, когда появилось оседлое трехпольное крестьянское хозяйство, интеллигенция появилась в качестве правящего класса для мелкотоварного крестьянства после отмены крепостного права.

Таким образом, можно сформулировать всеобщий закон развития общественных формаций. Для классового государства, как территориальной организации общества, разделенного на правящий и трудящиеся классы, способ производства определяет вид производительного класса и его форму существования. Способ производства и форма существования трудящегося класса определяет форму правящего класса. Этот правящий класс берет на себя функцию организации внутренних порядков и внешних отношений страны, защищает ее население от внутренних конфликтов и от внешних вторжений. В процессе труда происходит перенакопление продуктов труда, что и вызывает смену способов производства. Изменение способов производства приводит к тому, что первоначальный способ, с которого начинается общественная формация, переходит, через промежуточную стадию, в свою противоположность, например, натуральное хозяйство переходит в товарное. Этот последний способ производства вступает в противоречие с первоначально установленными производственными отношениями, что проявляется абсолютным перенакоплением, на основании которого развивается экономический кризис. На последней стадии производства появляются новый трудящийся класс и новый правящий класс. Оба новых класса вступают в период кризиса в борьбу против существующей власти и существующих производственных отношений, происходит революция и начинается новая общественная формация.

Такова закономерность перехода от одной экономической формации к другой. Приступая к изучению периода первой земледельческой формации в России, автор надеется обнаружить те же закономерности, но с особенностями, которые вызваны примитивностью форм хозяйствования.

1. Присваивающая формация на Руси и переход к земледельческой формации


 1.1. Предпосылки возникновения земледельческой формации

Ключевский В. О. обоснованно делит историю Киевской Руси на три больших периода. Первый период - образование торговых городов с подчиненными территориями, типа Новгород, на водном пути "из варяг-в греки", происходил до IX века, еще до призвания Рюрика [см. 4, лекция 9]. Второй период начинается с призвания Рюрика и заключается в образовании единого государства Киевская Русь, связующим хозяйственным мероприятием которого был ежегодный летний торговый караван в Византию с продуктами присваивающего хозяйства. Другую половину года занимал сбор товаров для каравана в процессе полюдья. Третий период характеризуется распадом единого государства на отдельные княжества и городовые волости с вечевой формой власти. Период распада Ключевский В. О. относит к XII в.: "...Русская земля в XII в. распалась на несколько местных, плохо связанных друг с другом областных миров" [4, лекция 12].

В основе такого развития лежало присваивающее хозяйство охотничьих племен. Первоначально это хозяйство носило натуральный характер, затем оно стало товарным, появилась внешняя торговля. Теперь произошло первое крупное разделение труда. Основная масса сельского населения стала заниматься только добычей природных ресурсов, а племенные дружины занялись торговлей. Внешняя торговля дала большой избыток продуктов, который позволил высвободить массу населения для строительства городов. Города стали основой для возникновения государства. Когда товарные природные ресурсы стали истощаться, пришлось снова возвращаться к натуральному хозяйству, а единое государство распалось на городовые волости.

В СССР ведущие историки отрицали точку зрения В. О. Ключевского, что экономической основой городов Киевской Руси была внешняя торговля. Считалось, что этой основой было ремесленное производство, обособившееся от земледелия. Именно так появились города ремесленников в феодальной Европе в это же время. Этот ошибочный взгляд проистекал из представления, что в СССР построена передовая социально-экономическая формация, следовательно, еще в первом веке н.э. Русь не отставала от европейских стран в развитии. Но так хорошо известная история Новгорода свидетельствует о правоте именно Ключевского В. О.

Новгород возник одновременно с первыми городами Киевской Руси и положил начало самому государству, а значит, и прочие города имели ту же экономическую основу. А экономической основой Новгорода была именно внешняя торговля, которая имела прочную сырьевую базу в товарном промысловом хозяйстве, которое велось на огромных подвластных территориях, распространявшихся за Уральские горы. Огромные размеры природных ресурсов позволили городу надолго сохранить свою внешнюю торговлю и первоначальную вечевую организацию времен Рюрика, поэтому по истории Новгорода, хорошо известной, можно изучать социально-экономическую природу Киевской Руси. История Новгорода позволяет также изучать переход Киевской Руси от присваивающего хозяйства к земледелию в XI- XII вв. Дело в том, что аналогичный переход в Новгородской земле происходил в XIV в., а следы этого перехода сохранились в новгородских архивных документах.

Итак, после истощения товарных промысловых ресурсов в районе Днепра сельское население стало возвращаться к натуральному хозяйству. Но возврат происходил в новых условиях. За время товарного периода промыслового хозяйства развилось собственное ремесленное производство [см. 5, с. 243], предметы которого облегчали хозяйствование на земле. За время товарного периода появился класс профессиональных военных, сосредоточенных в городах, способных защитить государство от внешних врагов. За время товарного периода появилась судебная власть в лице князя, которая обеспечивала защиту трудящихся от притеснения со стороны ближнего. Повышенная защищенность населения привела к разделению родовых общин на большие патриархальные семьи.

Понять, как происходил распад племен, позволяет, например, описанный советским историком Третьяковым П. Н. аналогичный процесс у северных народов России в конце XX века: "Первоначально патриархальные общины были организованы в родоплеменные объединения, но к XX веку эти организации уже утратили свое значение. Территориальные границы племен были нарушены. В одном и том же селении находились "семьи" трех четырех родов." [6, с. 5].

Что представляли собой эти семьи? Третьяков П. Н. сообщает, что большие патриархальные семьи, сохранившиеся на севере России вплоть до Советской власти, например, в Карелии, насчитывали 40 и больше человек, включали 8-9 брачных пар двух поколений, использовали половозрастное разделение труда [см. 6, там же]. Брачные пары имели, как правило, отдельное жилое помещение. Семьи вели многоотраслевое хозяйство, основой которого было подсечное земледелие. Аналогичные процессы распада племен происходили и в Киевской Руси.

Процесс распада племен происходил неравномерно. Первыми исчезли племена полян и древлян, составлявших Киевскую область. Эти племена оказались в центре культурного развития, а потому изменения затронули их раньше прочих. Согласно анализу писателя Чивилихина В. А. поляне последний раз упоминаются в летописях в 944 г., древляне - в 990 г., словяне ильменские, входившие в область Новгорода, исчезли позднее, последний раз они упоминаются в 1018 г. Позже всех исчезло племя вятичей, находившееся на окраине Киевской Руси. Вятичи последний раз упоминались в 1197 г. [см. 7, с. 260]. Таким образом, распад славянских племен начался в X и закончился в XII в. На смену племенам пришло однородное население, проживающее большими патриархальными семьями.

Большие патриархальные семьи потеряли возможность защищать себя, как это делали охотничьи племена, имея собственное войско. Теперь они полностью занимались производительным трудом и не могли обойтись без класса профессиональных военных, из которых сложилась надплеменная публичная власть.

Распад славянских племен на патриархальные семьи является главной причиной появления классового государства на Руси. Пока существовали племена, государство не было классовым, это был союз племен. Если бы дробление племен на семьи не произошло, то после распада Киевской Руси славяне должны были бы вновь вернуться к существованию отдельными племенами.

Аристотель также рассматривает семью как элементарную составляющую и основу государства: «государство слагается из отдельных семей» [8], но он ошибается. Античные Греция и Рим возникли как союзы племен. Племена, а не семьи, были их первоначальной основой, как и в Киевской Руси. Когда племена окончательно распались на семьи, то погибли и сами государства. Природу явления определяют не всякие элементы, на которые его можно разложить в период расцвета, а только те первые, из которых оно возникает.

Распад племен на семьи, как причина возникновения классового государства, противоречит положению марксизма о его природе. Согласно марксизму, классовое государство возникает после образования самих классов, земледельцев и ремесленников, как публичная власть, стоящая над ними и предотвращающая их взаимное уничтожение путем "подавления и эксплуатации угнетенного класса" [1, т. 21, с. 171]. Представляется, что это положение марксизма ложно. Классовое государство идет на смену союзу племен, так что именно распад племен на семьи является основой процесса его возникновения. Но племена распадаются именно на семьи, а не на враждующие профессиональные сообщества.

Небольшое отступление в философию. Здесь мы имеем взаимодействие по типу отношения формы к содержанию, которые представляют собой целое, но существуют отдельно друг от друга. Племена создают надплеменную вооруженную публичную власть, ее можно охарактеризовать философским понятием форма. Форма создает условия безопасного существования племен, которые можно охарактеризовать философским понятием содержание. Племена начинают распадаться на сельские семьи — содержание меняется под воздействием формы. Форма в данном случае играет активную роль, как это установлено учениями Платона и Аристотеля. Но в последствии, как будет показано далее, уже сельские семьи и их хозяйства, изменяясь сами, изменяют форму правящего класса, т.е. уже содержание меняет форму.

Необходимо акцентировать внимание на том, что первые государства возникают из родов или племен, а современные классовые государства возникают на основе семей из первых.

Советские историки не могли заметить положительное влияние надплеменной власти на дробление племен на семьи, так как сдвигали факт образования классового государства на Руси в глубь веков. Ключевский В. О. никак не связывает переход от рода к семье с периодом Киевской Руси, он объясняет распад племен особенностью ведения хозяйства в лесной зоне [см. 4, лекция 8], но славянские племена жили в лесу и до возникновения Киевской Руси, а распадаться на семьи стали после ее образования. Здесь также надо сказать, что с момента своего образования классовое государство обеспечивало защиту населения, и это его главное предназначение, его природное свойство, так что определение классового государства как эксплуататорского, согласно марксизму, не соответствует его природе. Только на последней стадии развития формации, когда возникают условия для перехода к ее новой форме, когда созревают условия для революции, государственная власть становится антинародной. Именно в этот короткий исторический период критика марксизмом классового государства соответствует действительности.

1.2. Перенакопление и кризис присваивающего хозяйства Киевской Руси

Большая патриархальная семья, по сравнению с племенем, обладает меньшими производительными возможностями, охота, как основное занятие племени, теряет свое значение, главным занятием теперь становится земледелие. Ключевский В. О. отмечает, что в XI веке появляются свободные землепашцы - смерды [см. 4, лекция 14].

Но не только сельские жители, но и горожане должны были переходить к земледелию. Во всяком случае, такой процесс наблюдался в Новгороде в XIV-XV вв., когда Московское княжество стало отнимать доходные отрасли новгородцев. В поземельной книге Новгорода 1500 г., сообщает В. О. Ключевский, значатся земцы, которые приобретали землю в окрестностях города для занятия земледелием [см. 4, лекция 24]. О значительных масштабах явления свидетельствует следующее: "В 1468 г., когда накопилось много новых пригородов, на вече было решено также разделить их по жребию между концами..." (курсив мой — П. В.) [4, лекция 23]. Значит, эти пригороды "тянули тягло" той части Новгорода, которой подчинялись административно.

Обращает на себя внимание то, что землю приобретали совместно несколько семей, их называли складники. Земли приобретались не только для земледелия, но и для промысловых занятий [см. 4, лекция 24]. Ключевский В. О. усматривает причину совместного приобретения в бедности горожан, но, вероятнее, это были члены одного рода, от которого отделялись большие патриархальные семьи. Это значит, что в Новгороде XV века можно наблюдать распад городской кровнородственной общины, аналогичный такому же распаду племен, который происходил в остальной Руси с X по XII вв.

С переходом населения к земледелию появляются землевладельцы. Какова природа первых частных собственников земли. Дело в том, что Киевская Русь распадалась на княжества и городовые волости. В городовых волостях главной политической силой был народ с его выборной вечевой властью, земля вокруг города была собственностью горожан. Поляков А. Н. приводит множество примеров, как в указанное время выборные власти городов наделяли или отнимали землю у бояр [см. 9, с.77]. Земля городовых волостей была общественной собственностью.

Но во второй половине XII в. властные полномочия переходят от администрации городов к княжескому роду. Это явление наблюдалось, например, во время гражданской войны 1174-1177 гг. во Владимиро-Суздальском княжестве. Общественная собственность горожан превращается в собственность княжеского рода, а общественная собственность землевладельцев, вечевой аристократии, превращается в их частную собственность.

Подобный же процесс можно было наблюдать и в наше время только в большем масштабе. Государственные предприятия в СССР, которые были общественной собственностью и управлялись наемными директорами, после переворота 1991 г. превратились в частную собственность тех же директоров.

Следующее явление, которое отмечают историки - рост ремесленного производства в городах, начавшийся "в конце первой трети XII в." [5, с. 243]. В Киевской Руси этот рост производства отмечался значительным увеличением ассортимента изделий и упрощением технологии производства [см. 5, там же]. Аналогичное социально-экономическое явление можно наблюдать в истории Новгорода XV в. Повальный переход новгородцев к ремеслу проявился снижением боеспособности их дружины. Это явление отметил Ключевский В. О. Когда город вступил в борьбу за независимость от Москвы, то его войско состояло из ремесленников, не умевших держаться в седле [см. 4, лекция 24].

В рассматриваемое время наблюдалось еще одно явление. Так, Соловьев С. М. сообщает, что в начале XI в.: "краткие известия [летописей] могут показать нам, как легко было тогда добыть дружину" [10, книга первая, с. 307]. Если учтем, что города были сосредоточением военных, что эти военные, в связи с сокращением торговли, остались без работы, что грабительские войны соседних территорий стали для них новым источником доходов, то понятно, что социальной основой княжеских усобиц был именно кризис городов.

Итак, перечисленный ряд явлений XI-XII вв. свидетельствует о кризисе промыслового хозяйства и городов, который произошел из-за перенакопления промысловой деятельности и промыслового хозяйства.

Распад единого государства на враждующие между собой городовые области и княжества ослабил обороноспособность государства, которое уже не могло защитить свое население от кочевников. Сельские жители и горожане стали переселяться с берегов Днепра на северо-восток в малодоступную лесную полосу, в Ростово-Суздальское край, подальше от степей, где гуляли кочевники. Со второй половины XII века городовые волости Киевская, Переяславская и часть Черниговской запустели до второй половины XV века [см. 4, лекция 16].

Ослабленное государство было завоевано в начале XIII века монголами, а ее западные земли в начале XIV века вошли в состав Великого Литовского Княжества. Но и под властью завоевателей продолжалось развитие Руси по внутренним законам.

После распада Киевской Руси возникало однородное сельское население, проживающее большими патриархальными семьями и занимающихся преимущественно подсечным земледелием на всей территории проживания бывших славянских племен. Это была материальная основа для возникновения классового государства, т.е. разделенного на две социальные группы: трудящихся и правящий классы. И вот на этой основе стали возникать отдельные княжества, в которых формировалось единовластное управление, и которые в конечном счете были объединены Иваном III в единое государство Московскую Русь.

2. Первая земледельческая формация на Руси


2.1. Переселение днепровских славян в новые природно-климатические условия

Вызванное ослаблением государства переселение славян во Владимиро-Суздальское княжество затормозило развитие Руси, так как переселяться приходилось в худшие природно-климатические условия. Дело было в следующем.

В районе среднего Днепра природно-климатические условия были благоприятны для оседлого земледелия. Именно оседлое земледелие позволяет организовать рабовладельческое или крепостное земледельческое хозяйство. Эти формы организации труда приводят к росту товарного производства и появлению значительного правящего класса, который развивает культуру и науку, что способствует быстрому экономическому и культурному подъему государства. Свидетельством этого является дальнейшая история России.

В крепостной России до середины XVIII в. господствующей формой производства было натуральное крестьянской хозяйство. Но с указанного времени усилиями дворянства начинает стремительно развиваться товарное крестьянское производство. С появлением общероссийского рынка часть крестьян переходит в разряд батраков, которые вместе с господами переезжают в города для трудоустройства. Рост численности правящего класса в городах приводит к бурному культурному развитию России, который наблюдается во времена Екатерины II [см. 3]. Необходимо отметить эту черту правящего класса. Он в меньшей степени эксплуатирует трудящихся, а в большей степени обеспечивает культурное и экономической развитие страны, особенно с тех пор, как сосредотачивается в городах.

Отсюда должно быть понятно, что если бы оседлое земледелие появилось на Руси еще в XII в., то достижения культурного развития были приобретены страной гораздо раньше. О возможности оседлого земледелия в днепровской Руси говорит наличие короткого периода, в XI и XII вв., когда труд рабов стал использоваться в земледелии [см. 4, лекция 16].

Но славянам не суждено было остаться в благоприятных природно-климатических условиях среднего Днепра, они были вытеснены отсюда набегами кочевников. Переселившись во Владимиро-Суздальскую землю, большие патриархальные семьи могли вести здесь только полуоседлое хозяйство, что задержало переход к интенсивному социально-экономическому развитию России приблизительно на четыреста лет. Этот срок определяется периодом полуоседлого земледелия, который длился с XII по XVI вв.

Вытеснение скотоводческим татаро-монгольским государством государства славян-земледельцев из лучших условий прекрасно иллюстрирует установленный Иммануилом Кантом закон взаимодействия субстанций: "...пространство суть отношения субстанций, через которые они посредством взаимных определений соотносятся с другими..." (курсив мой — П. В.) [11, том 1, с. 310]. Пространство здесь - материк Евразия, а субстанции - государство кочевников и государство земледельцев, определяющих взаимную историческую судьбу друг друга. Выяснение свойств субстанции важно для расширенного понимания закона производственного детерминизма, как методики познания истории.

Заключая данный раздел необходимо обратить внимание на социально-экономическую роль перенакопления. Перенакопление промыслового хозяйства привело к образованию Киевская Русь. В последующем перенакопление промыслового хозяйства привело к истощению природных ресурсов и кризису как данного способа производства, так и городов. Это был конец общественной формации, основанной на союзе охотничьих племен. 

2.2. Первая форма земледельческого хозяйства

Итак, если основой Киевской Руси были охотничьи племена, то патриархальные семьи, возникшие в период единого государства, стали основой феодализма. Города, выросшие вдоль пути "из варяга в греки", были локомотивом социально-экономического развития всей остальной Руси с IX по XII вв. А c конца XII в. центром социально-экономического развития становится Владимирское княжество, в котором преобладает земледельческое хозяйство в своей самой примитивной форме подсечного земледелия. Это уже начальная стадия первой земледельческой формации в России.

2.2.1. Характерные особенности больших патриархальных семей

Необходимо отметить следующие свойства патриархальных семей.

Прежде всего, производство патриархальных семей во Владимирской Руси было натуральным, семьи обеспечивали себя всеми продуктами потребления. Патриархальные семьи вели многоотраслевое хозяйство. Свидетельством этого является отмеченное Кочиным Г. Е. непривычное для нашего современника применение слова село. Он указывает, что в старинных документах часто встречаются названия село моря, село земли [см. 12, с. 108]. Это означает, что большая патриархальная семья вела многоотраслевое наполовину промысловое хозяйство: подсечное земледелие, лесное скотоводство, охота, рыболовство, бортничество.

Главная отрасль производства патриархальных семей - подсечное или лесное земледелие, заключалось в том, что подбирался участок леса размерами от 1 до 2 га, покрытый тонкомерной порослью [см. 6, c.7]. В первый год лес срубали и сушили. На второй год его поджигали, а потом сеяли злаки прямо в золу, затем участок боронили. В первый год посева участок давал хороший урожай, после чего землю забрасывали и переселялись на другое место.

Средний срок оседлости при лесном земледелии составлял три года. Такую продолжительность предполагал Земледельческий закон Византии, принятый в Московском княжестве Иваном I Даниловичем (Калитой) (Московский князь с 1325 по 1340 гг.), как сообщает об этом Ключевский В. О. [см. 4, лекция 21]. Пункт 17 закона гласит: "Если земледелец войдет и возделает поросшую лесом землю другого земледельца, то три года будет пользоваться ее плодами, затем отдаст ее хозяину ее" [13]. Здесь видно, что закон разрешает любому безвозмездно использовать хозяйскую землю три года. Это значит, что сам аграрий получает достаточный доход от возделывания участка, а хозяину в оплату остается поле, освобожденное от леса и готовое для земледелия.

Необходимо заметить, что массовый переход сельских жителей к земледелию должен был вызвать повышенный спрос на соответствующие орудия ремесленного производства. Вероятно, этим и вызван был рост ремесла в XI веке, отмеченный Колчиным Б. А. в коллективном труде "Древняя Русь" [см. 5, с. 243]. А последующий переход горожан к сельской жизни, надо полагать, вызвал второй этап подъема ремесленного производства во второй трети XII века, отмеченный тем же автором в том же месте издания.

Переход к натуральному земледельческому хозяйству населения Руси проявился безмонетным периодом, который длился с XII по XIV вв. [см. 14, с. 60].

В предыдущей главе было указано, что племена исчезают в X - XII вв. Но вот языческие обычаи на Руси сохраняются и в XIII и в XIV вв., как заметил Поляков А.Н. [см. 9, с. 69]. Но язычество свойственно именно родоплеменной организации, и, если обычаи сохраняются после исчезновения племен, значит они сохраняются в больших патриархальных семьях. Это можно понять так, в больших семьях сохраняется тесная связь между дедами и внуками, благодаря которой вековые традиции и опыт поколений наследуются и сохраняются молодежью. Сохранение языческих обычаев до XIV в. означает, что большие патриархальные семьи в своей массе существовали также до XIV в. И это подтверждается, как будет показано далее, переходом к малой патриархальной семье также в XIV в.

То, что в патриархальных семьях сохранялись древние традиции, нашло отражение в том парадоксальном факте, что из обнаруженных 400 былин киевского цикла больше всех собрано, около 300, далеко от самого Киева, в Олонецкой губернии (современная Республика Карелия) [см. 15]. Этот парадокс объясняется тем, что именно здесь дольше всего сохранялись патриархальные семьи, которые, очевидно, передавали свои сказки и традиции со времен Киевской Руси.

Итак, постепенный переход славян к замедлению в Киевской Руси происходил в XI-XII вв., но форма правящих классов не была приспособлена к интересам земледельческого производства. Правящие классы, возникшие в едином государстве, княжеский род и вечевая городская аристократия, должны были приспособиться к новой форме хозяйствования.

2.2.2. Новые социальные функции государственной власти

Во Владимирском княжестве обнаруживаются изменения социальных функций правящего класса. Если первые города Киевской Руси строились силами племен, то во Владимирской земле функцию строительства городов берут на себя князья со своими дружинами. Юрий Долгорукий и Андрей Боголюбский строят крепости и церкви, около которых концентрируется сельское население, в последующем эти крепости и церкви становятся центрами городов. Недаром Андрей гордился тем, что он "...Русь городами и селами великими населил и многолюдной учинил", на что обратил внимание Ключевский В. О. [4, лекция 16].

Патриархальная семья выполняла все бытовые функции для полноценного существования своих членов. В такой семье человек получал необходимые трудовые и социальные навыки, материальные условия для жизни и уход по старости. Но патриархальная семья оказалась менее устойчивой, чем племя, к социальным конфликтам или стихийным бедствиям. Человек мог легко остаться без родных, без средств к существованию. Поддержание этих людей в тяжелой жизненной ситуации берет на себя княжеская власть и церковь. Андрей Боголюбский "велел развозить по улицам пищу и питье для больных и нищих" [4, лекция 18], а Иван Калита раздавал убогим деньги. Можно сказать, что государство было социальным с самого своего появления.

2.2.3. Приспособление правящих классов к новой форме производства

В Киевской Руси сложились два правящих класса, вечевая аристократия городов и княжеский род. Во Владимирском княжестве было два стольных города Ростов и Суздаль, в которых была сильная вечевая аристократия, бояре, а княжение принадлежало наследникам Владимира Мономаха. С переходом к земледелию эти два класса вступили в борьбу между собой за руководство сельскими жителями.

Оба класса не были приспособлены для управления земледельческим государством. Несостоятельность вечевой аристократии заключалась в том, что она проживала в городах. Ее интересы заключались в получении от сельской округи такого продукта и в таком количестве, которое волость уже дать не могла. А вот представители княжеского рода больше соответствовали интересам селян, поскольку единовластие князя было удобнее для однородной массы сельских тружеников. Но не соответствовали интересам поселян родовые обычаи наследования: деление княжеств между наследниками и перемещение членов рода с одного престола на другой после смерти старшего в роду.

Борьба между князьями и боярством отражена в легенде об основании Москвы Юрием Долгоруким. Возвращаясь из Киева во Владимир, князь Юрий посещает на берегу реки Москвы богатые села, принадлежавшие суздальскому боярину Степану Кучко. Юрий убивает Степана, забирает себе села и строит рядом крепость на месте будущего Московского кремля. Повесть улавливает главное явление времени, что за руководство сельскими жителями соперничают городская верхушка в лице боярина и князь, что князь не только берет в руки руководство селами, но и обеспечивает им защиту, строит неподалеку крепость, куда население может скрыться во время вражеского нашествия.

Андрей Боголюбский, сын Юрия Долгорукого, князь Владимирский с 1157 по 1174 гг., обладая властью военачальника над городскими и сельскими жителями, вероятно, применял коварные способы борьбы с беспокойными и воинственными горожанами Ростова и Суздаля. При всей своей славе способного полководца он руководил войсками в походе на Киев в 1157 г. таким образом, что "...в Киевской земле избивали приведенных им туда суздальцев...". Далее он сумел повести дела так, что "400 новгородцев на Белоозере обратили в бегство семитысячную суздальскую рать, потом организовать такой поход на Новгород, после которого новгородцы продавали пленных суздальцев втрое дешевле овец" [4, лекция 18].

Конфликт городской аристократии и княжеского рода за управление селами во времена Юрия Долгорукого и его сына Андрея Боголюбского еще принимает форму личных отношений и коварной политики Андрея, но уже после смерти князя разгорается гражданская война, когда в конфликт между властями вступают трудящиеся классы города и села [см. 4, лекция 18]. Гражданская война разгорается между старыми городами Ростовом и Суздалем, с одной стороны, а, с другой стороны, их пригородами: Владимиром, Переяславлем и Москвой. В результате этой гражданской войны старшие города Ростов и Суздаль терпят поражение, а вечевое боярство подчиняется княжеской власти, вставшей на сторону сельского населения.

Борьба во Владимирской Руси полностью соответствует марксистскому понятию революция, которая происходит вслед за изменением способа производства. В Киевской Руси добывающее хозяйство было господствующим способом производства, а торговые города являлись экономическими и политическими центрами Руси. Но вот меняется способ производства, происходит переход к земледелию основной массы трудящегося населения, это вызывает разделение прежде единой власти на княжеский род и городскую аристократию, борьба между ними и победа той ее формы, которая больше соответствует новому способу производства. Власть достается князьям при активной помощи сельчан.

Здесь надо обратить внимание на природу демократии и монархии. Торговые города Киевской Руси имели демократическое устройство. С переходом к земледелию происходит замена демократии на раннефеодальную монархию, главным признаком которой является родовой порядок наследования. Значит, городам свойственна демократия, а сельской местности - монархия, а политическая форма целого государства зависит от того, город или село играют ведущую роль в экономике страны.

Далее, структура населения городов отличалась от структуры населения сельской местности большим разнообразием профессиональных групп. Тут и купцы, и торговцы, и ремесленники. В сельской местности преобладает одна профессиональная группа - земледельцы. Значит, сложность или простота социальной структуры общества определяет его политическое устройство, демократию или монархию.

Установленная закономерность позволяет найти причину авторитарности власти в СССР и современной России, которой обладал каждый государственный лидер страны. Причина авторитаризма государства заключается в однородности его населения. Общее у подавляющей части населения нашей страны - наемный характер труда на монополистических государственных или частных предприятиях. В этих условиях каждый лидер государства обладает безусловным авторитетом, поскольку предлагает реформы, обеспечивающий прогресс в развитии страны. Но теряет и авторитет, и власть, когда преобразования утрачивают потенциал развития, как это было с Хрущевым, Горбачевым или Ельциным.

Итак, в результате гражданских войн во Владимирском княжестве XII в. политическая власть в государстве досталась княжескому роду Рюриковичей. Теперь руководству предстояло изжить родовой порядок наследования и привычку перемещения между княжествами. К оседлому образу жизни стало принуждать князей земледельческое хозяйство. Руководитель княжества должен был заселить его земледельцами, например, если в прошлом князья продавали рабов за границу, то теперь они стали их выкупать, строить для них "деревни, села, слободы" [4, лекция 21]. Регулярной заботой князя должны были стать организация сбора налогов, хранение урожая, его продажа. Из предводителя воинства князь должен был превратиться в рачительного хозяина, такими свойствами выделялся, например, такой успешный московский князь, как Иван Калита. А вот княжескому роду в целом предстояло преобразоваться в монархию с единовластием и семейной формой передачи престола.

В период правления Всеволода III (Большое Гнездо) (Великий князь Владимирский с 1176 по 1212 гг.) Владимирское княжество было единым, а сила его воспета в "Слове о полку Игореве". Следуя родовому обычаю, Всеволод III разделил свое княжество по завещанию между пятью своими сыновьям. При внуках Всеволода III княжество разделилось на 12 земель. С этого раздела началось дробление Владимирской земли на отдельные княжения по мере роста княжеского рода.

В этот первый период земледельческой формации государственная публичная власть существовала в форме княжеского двора, члены которого, дворяне, осуществляли как государственные, так и хозяйственные функции в своих владениях. О дворянах этого периода имеется мало сведений, так как их деятельность скрыта за деятельностью самих князей, но надо предполагать, что воинственность князей была вызвана именно наличием этих профессиональных воинов.

Единство Владимирского княжества определялось единством земли, где патриархальные семьи вели свое полуоседлое существование. Но так как земледельческие хозяйства были замкнутыми, натуральными, не имели между собой хозяйственных связей, то это создавало простор для деления княжеств на наследственные доли.

С другой стороны, такое дробление волостей грозило бедностью наследникам, поэтому появляется стремление объединиться с одними соседями и расширить свои владения за счет других, что давало поводы к междоусобным войнам. Можно сказать, что перенакопление членов княжеского рода провоцировало междоусобные войны.

В начавшемся хаосе внутренних и внешних сражений, к которым активно привлекались соседние государства, историки разглядели попытку великих князей укрепить единовластие, осуществить переход от родового правления к семейной форме передачи престола от отца к сыну, а не к брату. Например, Соловьев С. М, указывает, что великий князь с 1228 по 1246 гг. Ярослав Всеволодович при распределении волостей между родственниками старается сохранить "отчинность», т.е. оставить волости тем князьям, которыми правили их отцы, т. е. внедрить принцип семейственности в наследовании власти [см. 10, книга первая, с. 831]. Ключевский В. О. обращает внимание на то, что московские великие князья, начиная с Ивана Калиты, выделяли по завещанию старшему из наследников наибольшую часть своих земель, а также старались подчинить соседних князей различными способами [см. 4, лекция 22]. Это усиливало единовластие владельца престола и снижало вероятность покушения на него ближних и дальних родственников. Не ускользает от внимания историков и влияние Золотой орды на укрепление единовластия во Владимирской Руси, что облегчало ордынским ханам получение дани.

Как видим, князья сознавали необходимость подчинения всех земель одному руководителю, но средств у них для этого было недостаточно. Тем не менее, на территории Владимирской земли созревали материальные условия, которые позволили ликвидировать родовые порядки и перейти к семейному наследованию и единовластию, т.е. возникли условия для полноценной монархической власти, но это произошло на следующем этапе развития земледелия.

2.2.4. Перенакопление первой формы хозяйствования

Заселение Владимирского княжества сельским населением происходило неравномерно. Наибольшая плотность сел возникла по берегам Оки и Верхней Волги, узловой точкой которой оказалась крепость Москва, построенная Юрием Долгоруким в 1156 году. Рост численности населения в этом краю привел к образованию здесь самостоятельного Московского княжества, первым постоянным князем которого с 1263 г. стал Даниил Александрович, младший сын Александра Невского.

Коренные изменения в Московском княжестве заметны с правления Ивана I Калиты (князь Московский с 1325 по 1340). Иван Калита, как сообщает Ключевский В. О., со ссылкой на канониста Павлова А. С., принимает византийский Земледельческий закон [см. 4, лекция 21]. Принятие закона свидетельствует, что отношения в земледелии обострились. Что явилось причинами кризиса?

Во-первых, закон регулировал отношения, возникающие при лесном земледелии, т.е. при подсечном земледелии. Это следует из того, что он, например, в п. 17 рассматривает случай, при котором земледелец "войдет и возделает поросшую лесом землю другого земледельца" [13].

Во-вторых, закон регулировал отношения, возникающие при лесном скотоводстве. Так, в п. 39 рассматривает случай, когда "кто-либо, рубящий в чаще леса дерево, не обратит внимания и оно упадет и убьет быка или осла, или какую-либо другую скотину" [13].

Принятие этого закона свидетельствует, что распространенным способом производства в это время на Руси было именно подсечное земледелие и соответствующие ему примитивные формы хозяйства: лесное скотоводство, охота, бортничество, рыболовство. Принятие закона также означает, что произошло перенакопление данных форм хозяйствования, как это произошло?

Лесное земледелие и лесное скотоводство — это первые формы сельского хозяйства, когда еще достаточно угодий для обеспечения всех трудящихся землей, как средством производства. Частная собственность на землю в этом случае определяется не столько юридическими актами, сколько фактом приложение труда на том или ином участке земли. С ростом плотности населения земельных угодий уже перестало хватать для всех желающих работать, а потому и сама земля, и свободно гуляющий скот или хлебное поле в лесу вполне могли быть приняты за ничейные, а потому становились предметами ссор. Чтобы споры из-за собственности не превращались в соседские войны потребовалось законодательство.

Здесь надо учесть, что перенакопление было не абсолютное, а относительное, так как население селилось вдоль рек, и участки для подсеки также выбирались в лесах, расположенных по берегам рек.

Нужно сделать еще предположение о причинах перенакопления хозяйства, основанного на подсечном земледелии. На север и северо-восток от Москвы было в достатке неосвоенных земель, и путь для колонизации был открыт, но население предпочитало остаться в этих местах. Это было вызвано тем, что через Московское княжество проходили водные пути в богатейший Новгород, продовольственная торговля с которым приносила значительные доходы земледельческому населению. Значит, аграрии дорожили данной местностью ради торговли, держались за нее, готовы были жить в непривычной тесноте, готовы были поменять систему хозяйствования.

Необходимо сделать и следующий вывод, что хозяйство больших патриархальных семей, основанное на подсечном земледелии, перешло в Московском княжестве из натуральной формы в товарную, благодаря чему и стала возможной торговля продуктами земледелия с промышленным Новгородом.

Итак, подсечное земледелие достигло предела своего развития в данных территориальных рамках, земельный закон не разрешал противоречие, а только сглаживал его остроту. Но подсечное земледелие освободило от леса огромные просторы и тем обеспечило появление более интенсивной формы хозяйствования, основанной на двухпольном земледелии, при котором используется уже отвоеванная у леса земля.

2.3. Вторая форма земледельческого полуоседлого хозяйства

Земледельцы нашли решение проблемы путем приближения места труда к месту проживания. Как заметил Кочин Г. Е., в духовной грамоте Ивана Калиты впервые упоминается такой вид поселений, как деревня [см. Кочин, с. 102]. Вот эти деревни и были новой формой сельских поселений, обитатели которых перешли к двухпольному земледелию.

2.3.1. Характеристики второй формы земледельческого хозяйства

Первой характерной чертой новых поселений было наличие в непосредственной близости от них хозяйственных угодий. Эта непосредственная близость определялась формулой "куда топор, соха и коса ходили" [см. 12. С. 99]. Значит, двухпольное земледелие появилось с начала XIV в. в связи с перенакоплением подсечного земледелия.

Еще одной характерной чертой деревни было то, что это были однодворные деревни. На это обращает внимание Ключевский В. О., говоря о сельских обществах XV-XVI вв. [см. Ключевский В. О., лекция 36]. Здесь надо отметить, что известные нам многодворные деревни могли появиться только в начале XVI в. в связи с переходом к трехпольному земледелию. Дж. Флетчер, который посетил Россию в конце XVI в., упоминает в своем сочинении о деревнях "в полмили, другие в целую милю длины" [16].

При двухпольном земледелии попеременно каждое поле один год используется для выращивания зерновых культур, а на следующий год оно остается отдыхать, под паром. Двухполье также требует полуоседлого образа жизни, но с более продолжительным периодом оседлости. О среднем сроке оседлости при двухполье можно судить по Земледельческому закону, принятому Иваном Калитой. В п. 67 указано, что если взятое поле (поле - участок земли, обработанный пахотными орудиями) в рост, будет использоваться более 7 лет, то за последующие года с земледельца в пользу хозяина поля будет взиматься половина дохода. Вот этот семилетний срок и есть средний срок оседлости и самоокупаемости при двухполье.

Кочин Г. Е. также обратил внимание, что в завещании великого князя Дмитрия Ивановича Донского (правил в 1359-1389 гг.) указано на происхождение деревни от сел: " а те деревни потянут к Лытъкиньскому селу" [12, с. 102]. Можно предположить, что жители села устраивали недалеко от него деревянное жилье, разрабатывали рядом земельные участки под посев, а затем сюда переселялось несколько семейных пар из большой патриархальной семьи. Образовывалась деревня, заселенная малой патриархальной семьей. Но и оставшаяся в селе часть патриархальной семьи уменьшалась численно, а значит, становилась малой патриархальной семьей и не могла вести прежнее многоотраслевое хозяйство, вынуждалась переходить к двухпольному земледелию.

Переход населения к двухпольному земледелию и малой патриархальной семье происходил в продолжении всего XIV в., а к концу века данная форма производства и семьи стали преобладающими формами. Об этом можно судить по дани, которой обложил Русь в 1384 золотоордынский князь Тохтамыш, он назначил ее в размере полтины с каждой деревни. Это важное наблюдение о господстве деревни в конце XIV в. сделал Кочин Г. Е., изучая Троицкую летопись [см. 16, с. 100].

Малая патриархальная семья имела сложный состав, в нее входили: супружеская пара главы семьи, а также "...кроме их детей еще неотделенные братья, племянники, также захребетники, соседи и подсоседники..." [4, лекция 33].

Сведения, которые приводит Ключевский В. О. позволяют установить промежуток времени, когда малая патриархальная семья преобладала среди сельского населения, а значит господствовало двухпольное земледелие. Так, он указывает, что со второй половины XVI в. дворяне стали отделять от малой семьи ее дополнительных членов, предлагая им льготы и "подмоги" [см. 4, там же]. Финансовую помощь дворянам для этого предоставляло государство. Это был процесс массового разложения малой патриархальной семьи и образования моногамных семей, которые состояли из одной семейной пары и имели одного работника. Таким образом, малая патриархальная семья появилась в начале XIV в. и стала исчезать во второй половине XVI в.

Ввиду неравномерности экономического развития смена систем земледелия и изменение форм семьи растянулись по времени, так что в XV-XVI вв. на территории Руси одновременно существовали все формы земледелия. Это нашло отражение в документах, что позволяет узнать производительные силы и возможности всех трех семей.

 Ключевский В. О., например, изучая поземельные описи XV-XVI вв., обращает внимание на различие земельных наделов на один двор. Так, он сообщает, что во второй половине XVI в. в одной из деревень на двор было отведено 7 десятин земли, в другой - 32 или даже 52,5 десятин [см. 4, лекция 36]. Это позволяет узнать среднее число работников на семью. Минимальный надел в 7 десятин давался семье с одним работником, значит, 32 десятины давалось малой патриархальной семье, а работников в ней было 5 человек (32:7), 52,5 десятин принадлежало большой патриархальной семье, а работников в ней было свыше 7 человек (52,5:7).

Переселяющимся крестьянам в XVI в. землевладельцы оказывали разнообразную помощь для обзаведения хозяйством. По этой помощи можно представить, какой объем работ могла выполнить семья той или иной формы. Помощь была трех видов: льгота по платежам за подготовку земельных угодий, безвозмездная подмога на строительство двора и процентная ссуда деньгами или инвентарем. Если семья могла подготовить заросшую пустошь к севу, выстроить себе жилые и хозяйственные постройки и имела собственный инвентарь, скот, семена, орудия производства, то она получала льготу по платежам за подготовку угодий, безвозмездную подмогу на строительство двора и обходилась без процентной ссуды на инвентарь. Такое многодельное хозяйство могла подготовить только большая патриархальная семья. Если семья садилась на готовые земледельческие участки, но могла построить себе двор и имела инвентарь, то она получала безвозмездную подмогу на строительство двора. Такое могла себе позволить малая патриархальная семья. Если одинокий крестьянин с семьей приходил без всего, то ему предоставлялось поле, сенокосы, поскотины (места для откорма скота), готовый двор и процентная ссуда на инвентарь, которую он должен был погасить в определенное число лет [см. 4, лекция 36].

Ранее обращалось внимание, что языческие обычаи существовали на Руси до XIV в., что носителями их были большие патриархальные семьи, занятые земледелием. Это аграрное население называли смердами. В XIV в. для земледельцев появляется новое название – крестьяне. Первоначально к земледельцам и ко всему населению Руси стали применять два слова, крестьяне и христиане, без разбора. Кочин Г. Е., например, приводит отрывок из сотной грамоты на село Буйгород. В грамоте указывается число земледельцев, при этом они названы крестьянами, а принадлежащая им пашня названа христианской [см. 12, с. 154]. А вот пример использования этих же слов по отношению ко всему населению. В летописи сообщается, что в 1330 г. новгородцы (горожане) обратились к князю Александру Суздальскому: " а не погуби Крестиан от поганых", на что князь отвечал: "умру за Христианы" [17]. И только со временем известное сегодня слово крестьяне закрепилось именно за земледельцами. С чем же было связано появление для хлеборобов наименования, которое произошло от слова христиане?

Возникновение нового названия для сельского населения, которое уже имело собственное наименование (смерды), свидетельствует о коренном изменении в условиях жизни этого класса. В новом наименовании фиксируется его главная отличительная черта, которая всем бросалась в глаза, это - вера в христианство. Не только наличием веры отличались крестьяне, но и располагались их деревни около церквей. Вот как Ключевский В. О. описывает обычный административный округ: "Вокруг села с церковью, состоящего из 4 - 10 крестьянских дворов, редко более, а иногда только из барской усадьбы с дворами причта и несколькими кельями старцев и стариц, нищих, питающихся от церкви, разбросаны там и сям деревни, починки и пустоши, которые тянулись к этому селу как к своему церковному и хозяйственно-административному центру" [4, лекция 36].

Почему же аграрии стали так решительно переходить от язычества к христианству? Дело заключалось в следующем. В больших патриархальных семьях все общее, и труд, и доходы, а распределение их происходит на принципах социальной справедливости. А вот малые патриархальные семьи живут отдельными дворами, условия труда и доходы становятся частной собственностью отдельной семьи. Теперь твой сосед может быть или богаче, или беднее тебя, приходится жить в условиях социального неравенства. Переход от равенства большой семьи к неравенству малых семей требует новой морали, чтобы избежать войны между соседями. Эту особую мораль проживания в условиях социального неравенства в едином государстве несет христианство. Христианская церковь, с ее важнейшей заповедью - не укради, стала для малой патриархальной семьи источником нравственности, наставником в жизни, а поклонение богу и Христу стали отличительной чертой нового аграрного населения - крестьянства.

В этом переходе от социальной справедливости в большой семье к социальному расслоению малых семей легко можно усмотреть аналогию с переходом в 1991 г. от СССР, где сохранялась социальная справедливость, к рыночной экономике, при которой справедливости нет. Причина подобия в том, что переход от первобытного коммунизма к классовому государству происходил через ряд промежуточных ступеней.

Факт распространения христианства в аграрном населении России среди малых патриархальных семей показывает истинную социальную основу этой монотеистической религии вообще. Это значит, что распространение христианства в мире вызвано было также индивидуализацией аграрного производства и появлением малой патриархальной семьи.

Еще одно свойство малой патриархальной семьи обнаруживается в период ее наибольшего расцвета, это неспособность ее во многих случаях воспитать молодое поколение, которое соблюдало бы моральные нормы в условиях социального неравенства. Недостаточные воспитательные возможности малых семей привели к появлению закоренелых преступников, которых уже не могли исправить денежные штрафные "Русской Правды". Государство начинает вводить против таких рецидивистов смертную казнь. За неоднократное воровство смертная казнь сначала вводится местными законами: Двинской уставной грамотой 1397 г., Псковской судной грамотой 1467 г. Наконец, после образования единого государства при Иване III смертная казнь за неоднократные корыстные преступления устанавливается Уложением 1497 г.

Сегодня российское общество еще не осознает, что семья во многих случаях является несостоятельным воспитательным институтом для молодого поколения, а потому противится вмешательству государства. Это сопротивление было бы не таким решительным, если бы наука обратила внимание на историю семьи и присущие ей уже много веков недостатки. С другой стороны, государство не понимает, что семья не может полноценно даже социализировать детей, т.е. дать им культуру проживания в обществе, что это должна дать подрастающему поколению государственная школа.

Ранее уже обращалось внимание, что малая патриархальная семья с ее двухпольным земледелием стала основной формой производства на Руси к концу XIV века. Переход к новой форме семьи и производства сопровождался их широким распространением. Глубокий анализ древних источников позволил историку Черепнину Л. В. обнаружить целый ряд признаков экстенсивного распространения данного способа производства. Так, он сообщает, что в указанное время сложились центры старопахотных обрабатываемых земель, все расширяющихся за счет притока населения, шло освоение заброшенных до этого времени пустошей, происходило образование новых починков (будущих деревень), вырубались леса под крестьянские поселения и под пашню [см. 18, с. 160-178]. Значит, можно сделать вывод, что благодаря двухпольному земледелию плотность и численность населения Руси увеличились. В этом прогрессивном развитии с необходимостью должен был наступить момент перенакопления двухпольного земледельческого хозяйства, так что процесс перехода к еще более интенсивному хозяйству на основе трехпольного земледелия был вопросом времени.

Переход от подсечного хозяйства к более интенсивному двухпольному хозяйству позволил появиться новому правящему классу - боярскому сословию. Если прежде великий князь был хозяином и собственником всей земли, то теперь княжеские слуги становятся сами землевладельцами, отделяются от княжеского двора. Характерной особенностью этого класса стало крупное земельное хозяйство, которое насчитывало до 10-15 тыс. крестьянских дворов [см. 4, лекция 33]. Деятельность боярства ярко проявилась в последней московской усобице 1425 - 1447 гг., которая привела к победе семейных принципов наследования власти над родовыми обычаями.

 2.3.2. Перенакопление второй формы полуоседлого хозяйства и объединение Московской Руси

Развитие двухпольного земледелия привело к значительному росту торговли к концу XIV, началу XV вв., так что пришлось вводить чеканку собственной монеты. Начало этому положил Дмитрий Донской в 1380 г. в Москве. Затем собственные монеты стали чеканить Суздальско-Нижегородское, Рязанское и Тверское княжества, а потом и удельные княжества [см. 14, Русские монеты XIV-XV вв.]. Процесс развития монетного дела во всех великих княжествах показывает, что торговля шла повсеместно в землях Северо-Восточной Руси.

Развитие торговли разрушало удельный порядок во Владимирском княжестве. Это проявилось в том, что князья должны были вводить таможенные льготы монастырям на провоз товаров и торговлю лошадьми. Данные льготы давались монастырям, вероятно, за то, что они исполняли функцию социального обеспечения убогих, калек и нищих.

Рост торговли и денежного обращения привели к тому, что и сама земля стала объектом купли-продажи. Например, Черепнин сообщает о 49 купчих грамот на землю конца XIV начала XV вв., принадлежащих Троице-Сергиеву монастырю [см. 18, 179].

Купля-продажа земли вела к разрушению границ удельных княжеств. В договорах появляется условие, что слуги княжеские вольны служить любому князю, а платить дань "по земле и по воде" [19, с.100], т.е. тому, в чьем княжестве находятся их угодья. Земля становилась богатством правящего класса, а боярство превращалось в сторонников единого государства, капитал которых должен был свободно перемещаться по Руси.

Товарная форма двухпольного земледелия конца XIV, начала XV вв. привела к изживанию удельных традиций в наследовании власти в Московском княжестве. Этот момент можно назвать точкой, за которой ликвидация удельных княжеств на Руси приняла скачкообразный характер. Вот как представляется переход от удельной раздробленности к единому государству.

Начиная со времени возникновения Московского княжества шел медленный эволюционный процесс собирания ею земель. В основе процесса лежало передовое социально-экономического развитие княжества, вызванное высокой плотностью населения. Одним из приобретений московских князей была Галицко-мерьская земля. Эта земля отличалась природными богатствами, благодаря чему здесь дольше сохранялось преимущественное развитие промыслового хозяйства, в то время как в центре московской земли преобладало более передовое двухпольное товарное земледелие. Конфликтов между землями не было почти сотню лет, но вот в начале XV в. возникла междоусобная война между Галицкими князьями и Великим московским князем Василием II Темным (правил с 1425 по 1462 гг.). Война продолжалась с 1425 по 1447 гг. Черепнин Л. В. обоснованно считал, что причинами столь длительной гражданской войны было недовольство широких слоев населения Галицкой земли проникновением сюда московских бояр и купцов. Раздача великим московским князем земель или покупка их московскими боярами в Галицком княжестве стесняла промыслы коренного населения, а крупное московское купечество препятствовало развитию местных предпринимателей [см. 18, c. 747].

Черепнин Л. В., правда, ошибочно утверждал, что московские бояре устанавливали здесь крепостные порядки, что и вызвало недовольство местного населения, но крепостного права в то время в Московском княжестве еще не могло быть, так как население вело полуоседлое хозяйство. Но неверное мнение о раннем крепостничестве на Руси было общим заблуждением советских историков. На самом деле, суть дела заключалась в том, что более передовой способ производства - полуоседлое двухпольное земледелие в своей товарной форме при содействии государства вытесняло более отсталый способ производства с его собственной территории.

В процессе длительной гражданской войны галицкие князья несколько раз завоевывали Московский великокняжеский престол, но при этом проводили политику возврата к удельным порядкам. Это принесло экономический упадок, снижение торговли, запустение деревень от бегства земледельцев, рост грабежей и разбоев. К концу войны, в сороковых годах XV в., эта политика так себя дискредитировала, что от последнего галицкого князя перешло в стан противника даже его собственное боярство, так что победа досталась Василию II. Но победа великого князя означала победу бояр, класса крупных землевладельцев, благодаря которым установилась монархическая форма власти. Удельный порядок был фактически ликвидирован, устранено было отношение, на котором держалась власть княжеского род, великий князь становился единственным правителем на Руси, монархом.

Поражает в этой последней усобице несоответствие личности лидера результатом борьбы. Слабый политики и бездарный полководец Василий II Темный одолевает своих более предприимчивых и энергичных противников, галицких князей, благодаря своим боярам. Это свидетельствует о выдающихся достижениях нового правящего класса, когда он совершает предназначенные ему эпохальные преобразования.

Здесь можно наблюдать взаимоотношение населения двух территорий с различным уровнем развития производства. Сначала они мирно сосуществуют, потом происходит проникновение московского торгового капитала и московских землевладельцев на территорию с промысловым хозяйством, противоречия обостряются, начинается война, после поражения более отсталой стороны она подчиняется победительнице.

Возможно, что это всеобщая закономерность, и она может, например, пролить свет на природу конфликта в современной Украине. В Украине мы имеем проникновение не торгового капитала, а двух промышленных. С одной стороны, это российский монополистический промышленный капитал, с другой стороны, это европейский или американский рыночный капитал. Тогда, предотвращение войны может выглядеть так. Страну надо разделить на две части и присоединить их к тем метрополиям, с которыми у них более сходны формы производства.

При установлении в Московском княжестве монархической власти политическая систем стала соответствовать земледельческому характеру производства. Это дало скачкообразное ускорение процессу объединения земель в централизованное государство. При Иване III, наследовавшем престол Василия II, размеры Московского княжества выросли более чем в два раза, с 15 тыс. кв. миль до 65 тыс. кв. миль., как подсчитал Ключевский В. О. [см. 4, лекция 25].

Ключевский В. О. отмечает большую роль боярства в объединении Руси. Так, он высказывает обобщение, что "высшие служилые классы тяготеют к Москве" [4, лекция 25] и приводит в качестве примера поведение бояр Тверского и Рязанского княжеств, которые отложились от собственных великих князей.

Необходимо обратить внимание, что в период завершения очередной общественной формации приведение общественного институтов (производственных отношений) в соответствие с уже сложившимся способом производства приводит к стремительному присоединению к стране соседних территорий. Так было после образования государства Рюрика в IX в., так было после установления Советской власти в РСФСР в 1917 г. Можно предположить, что на таком же переходном этапе находится современная Россия, в которой наемный характер труда уже не соответствует степени концентрации производства, выступающей в форме государственного капитализма. Это значит, что, если в России отменить наемный характер труда, то форма труда придет в соответствие с уровнем развития производства, и страна станет привлекательной для многих государств с таким же характером труда, что вызовет присоединение к России ряда соседних стран, а может быть все страны сольются в единое сообщество.

Объединение Руси при Иване III было огромным шагом вперед в социальном развитии страны. Основное население получило право на мирное существование, боевые действия переместилась на границы государства. Теперь война стала делом преимущественно профессиональных военных, за которыми стояла огромная страна. Уже при Иване III удалось освободиться от татарского ига и вернуть русские земли Литовского княжества. Классовое государство славян, монархия, возникла из пепла непрекращающихся войн в процессе длительного исторического развития, которое началось еще в XII в. Это была высшая, а значит последняя стадия первой земледельческой формации.

После возникновения централизованного государства славяне стали превосходить своих более отсталых соседей не только по способу производства -земледелию, но и по своей социальной организации. Это открыло новые возможности для продвижения земледелия в южные степные районы, заселенные кочевыми племенами, а также на север и восток, где отсталые племена жили промысловым хозяйством. Открывался путь к Черному морю и Тихому океану. Но эта же возможность дальнейшей колонизации создавала условия для перенакопления крестьянского хозяйства, вот как это произошло.

2.4. Третья форма земледельческого хозяйства, ее перенакопление, кризис земледелия, Смута

Со второй половины XV в. в документах появляются сообщение о присоединении третьего поля к деревням [см. 18, с. 169, 173]. Это означает, что крестьяне начали переходить к трехпольному земледелию.

2.4.1. Характеристика трехпольного земледелия и перенакопление

Трехполье заключается в том, что в севообороте используются три поля. Одно засевается яровыми зерновыми культурами, другое озимыми, а третье, паровое поле, удобряется навозом перепахивается несколько раз и год остается незасеянным.

Коренное отличие трехполья от предшествующих форм земледелия заключается в том, что при нем возможно оседлое крестьянское хозяйство. Если при подсечном земледелии средний срок оседлости составлял три года, при двухпольном земледелии - семь лет, как следует из Византийского земельного закона, то при трехпольном земледелии срок оседлости может быть неограниченным. Возникновению оседлого крестьянского хозяйства соответствует появление в том же XV в. такого вида крестьян, как старожильцы.

Черепнин Л. В. отмечает, что понятие старожильцы исчезает в жалованных актах начала XVI в. Исчезают также наименования других форм нанимателей земли: пришлые и окупленные люди, - все земледельцы называются "христианами" [18, с. 226]. По мнению историка это означает слияние наемных земледельцев "единую крепостную массу" в начале XVI в. [18, с. 227]. Однако, Судебник 1497 г. и Уложение 1550 содержат статьи о крестьянском "отказе". Это означает, что исчезновение понятия старожильцы вызвано не закрепощением, а переходом большинства крестьян к ведению преимущественно оседлого хозяйства, так что разница между ними по времени оседлости исчезает.

Итак, в начале XVI в. уже подавляющая масса населения Руси переходит к трехпольному оседлому хозяйству. Переход к трехполью совершался под настоятельным нажимом властей. На первом этапе князья и монастыри давали новоприходцам льготы по налогам на срок от 10 до 20 лет. В дальнейшем удержание аграриев на одном месте способствовали ссуды на обзаведение хозяйством, которые выдавались дворянами за счет государства. Этими ссудами дворяне содействовали распаду малых патриархальных семей на семьи моногамные, как было отмечено выше, что препятствовало ведению ими полуоседлой жизни.

Переход к трехпольному земледелию с паровой обработкой и внесением удобрения позволял вовлечь в хозяйственный оборот почвы с низким плодородием. Об этом можно судить по сошному письму, системе поземельного налогообложения, действовавшей с конца XV в. до 1646 г., когда оно было заменено подворной переписью. Так вот, сошное письмо учитывало земли трех различных уровней плодородия. Использование земель различной плодородности способствовало появлению многодворных деревень, у которых поля складывались в единый пахотный клин. Появление многодворных деревень и единого пахотного клина означало повышение плотности населения и усиления интенсивности обработки земли. Сплошные поля позволяли раздавать ратникам земельные наделы небольших размеров.

Это свойство сплошных полей позволило правительству Ивана Грозного провести военную реформу, согласно которой с 50 га в одном поле поместья должен был выставляться одни вооруженный воин в доспехе с одним или двумя конями. Эта норма была утверждена Уложением о службе 1556 г. Были проведены соответствующие землемерные работы, учтены размеры податных земель и число вооруженных сил государства. Нормирование и раздача земель ратникам позволили увеличить и упорядочить вооруженные силы Московской Руси. Раздача поместий ополченцам способствовала появлению нового правящего класса - дворянства, первой задачей которого была охрана государства от воинственных соседей.

Надо обратить внимание, что пока крестьянство вело полуоседлое существование, для содержания правящего класса требовались огромные земельные владения. Такими владениями и обладало боярское сословие, а каждый боярин должен был содержать собственный двор со слугами и дружиной. Ключевский В. О. приводит данные о численности крестьянских дворов, принадлежащих отдельным боярам, которых насчитывалось до 10-15 тыс. [4, лекция 33]. Такие землевладельческие хозяйства были равносильны государствам в государстве. Правящие верхушки этих хозяйств имели особые интересы, которые были отличны от интересов всего государство в целом, поэтому боярство находилось в оппозиции не только друг к другу, но и к царской власти уже при Иване III. Неспособность боярства управлять единым государством из-за взаимной вражды проявилась во время малолетства Ивана IV. Этот период настроил молодого царя против боярства, поэтому уже с 19 лет он пошел на радикальные социальные преобразования, чтобы подорвать власть этого сословия. Созыв земских соборов, опора на мелкопоместное дворянство (организация избранной тысячи), деление страны на земщину и опричнину, - масштабность мероприятий подчеркивает масштабность личности Ивана Грозного. Последующие события показали, что только гражданская война (Смутное время) позволила обуздать своеволие боярства, зато мелкопоместное дворянство, выбранное Грозным в качестве опоры, оказалось способно превратить Московскую Русь в величественную Российскую Империю.

Благодаря военной реформе и увеличению вооруженных сил Ивану Грозному удалось завоевать Казанское ханство в 1552 г. и Астраханское ханство в 1556 г., для земледелия стали доступны плодородные земли на окраинах государства, где прежде хозяйничали кочевники.

Имея право перехода, крестьяне стали переселяться в эти области. Вот что об этом явлении говорит В. О. Ключевский: "На счет центра заселялись юго-восточные окраины, верхняя Ока, верхнее Подонье, среднее и нижнее Поволжье" [4, лекция 37]. О размерах миграции можно судить по приведенным им данным. Он сообщает: "в Муроме на посаде в 8 лет (1566 - 1574) из 587 тяглых дворов осталось только 111" [4, там же]. Миграция населения проявилась в изменении систем земледелия в Московской Руси. Исследованию этих явлений посвящена замечательная книга Рожкова Н. А. Сельское хозяйство Московской Руси в XVI в. М. 1899 г.

Рожков, исследуя писцовые книги, установил, что в Московской Руси в XVI в. практиковалось три системы земледелия: паровая-зерновая, пашня наездом, перелог. Паровая-зерновая система означала правильный севооборот, обеспечивающий восстановление плодородия земли. Пашня наездом - периодическое использование земли с нарушением севооборота, такое использование вело к истощению земли. Переложная система предполагала отдых поля в течении 8-15 лет. после нескольких лет использования. Эта система означала экстенсивное использование земли.

Так вот, к концу XVI в. в центре Московской Руси наблюдалось сокращение паровой-зерновой системы и рост доли заброшенных земель - перелога, а также пашни, обрабатываемой наездом. Это значит, что росло хищническое использование земли, которое вело к ее истощению. В то же время, в места, куда переселялось население: на Север, в Прикамье, и в Степи, - по мере приближения к концу века земледелие постепенно улучшалось [см. 20, c. 473, 474].

Вот это хищническое использование земли в центральных областях Московского государства и привело земледелие к кризису, который спровоцировал гражданскую войну.

Причину разорения сельского хозяйства в "Центре" Рожков усматривает "в необъятных размерах русской равнины", позволивших населению "разбрестись розно" [20, с. 472]. Здесь Рожков указывает на два условия, на необъятные размеры и право перехода, но эти обстоятельства были одинаковы для крестьян во всей Руси, а потому не могли быть причиной упадка земледелия в центральных уездах. Но вот что отличало Центр, так это появление большого числа заброшенных полей, когда отсюда стали переселяться земледельцы. Вот эти пустующие поля, пригодные для немедленного использования, и стали крестьяне пахать наездом, истощая плодородие земли. Избыток полей привел к снижению качества земледельческого труда. Это и есть перенакопление, которое способствовало снижению интенсивности и качества крестьянского труда. Данное перенакопление возникло как проявление противоречия между способом производства и производственными отношениями.

Обнаруживается следующая взаимосвязь между противоречием и перенакоплением полей. Оседлое земледелие (способ производства) позволило создать многочисленное народное ополчение в виде класса дворян. Это ополчение раздвинуло границы государства до более благоприятных для земледелия территорий. Крестьянство, обладая правом перехода, стало перемещаться в эти земли, оставляя пустующие поля в центральных районах Московского государства, создавая условия для земледельческого кризиса. Как видим, от этого противоречия страдало, прежде всего, само крестьянство центральных областей, а также мелкопоместное дворянство, для которого каждый работник был на вес золота. Дворяне первого земского ополчения выразили свой интерес к закрепощению крестьян в приговоре Земский Собора в 1611 г.: "по сыску крестьян и людей отдавать назад старым помещикам" [21]. Это и означало необходимость для государства вводить крепостное право, выраженная правящим классом. Но и крестьяне были заинтересованы в прикреплении к землевладельцу, потому что последний создавал запасы, которые позволяли работникам, постоянно проживающим у помещика, пережить временные неурожаи.

Можно заключить, что не наличие крепостного права, как утверждали историки, а его отсутствие стало причиной кризиса земледелия в Московской Руси в конце XVI, начале XVII вв. Механизм кризиса заключался в явлении перенакопления пашни. Так как историки не знали явление перенакопления, то они могли объяснить причины Смуты только усиленной эксплуатацией и крепостной системой, т.е. на основе марксистского принципа классовой борьбы и эксплуататорского государства. Естественно, им приходилось ссылаться на так и не найденный документ о закрепощении. Подсознательно и Ключевский В. О. стоял на той же точке зрения, но, убежденный в отсутствие пресловутого закона, он вынужден был обосновывать смуту "неуставной" теорией закрепощения крестьян путем кабальных записей. Все эти теории закрепощения противоречили факту отлива населения из центральных уездов Московской Руси во второй половине XVI в.

Противоречивы высказывания Соловьева С. М. в отношении запрета выхода крестьян. В 7 томе он говорит, что: "в Московском государстве это средство скоро было покинуто, вследствие столкновения с интересом могущественного сословия" [10, книга 2, 647]. Однако уже в 8 томе, забыв, о чем писал ранее, сообщает, что при Федоре Ивановиче "выход крестьян был запрещен" [10, книга 2, с. 645].

Кризис земледелия, вызванный низким качеством крестьянского труда, невозможно понять, если не иметь перед глазами перенакопление в СССР и современной России [см. 2, 2016]. Это перенакопление также вызвало снижение интенсивности и качества труда, но уже в наше время.

В своих работах автор настаивает, что основное противоречие современной России - противоречие наемного труда монополистическому характеру нашей экономики. В Московской Руси основное противоречие носило тот же характер, право выхода крестьян противоречило оседлому земледелию. Поэтому, как введение крепостного права в прошлом обеспечило процветание Российской империи, так отмена наемного труда сегодня гарантирует социально-экономическое развитие современной России. Введение крепостного права объединило крестьян под руководством дворян, которые обеспечили ускоренный переход крестьянского хозяйства к товарной форме производства во всей стране [см. 3, 2017]. Отмена наемного труда сегодня будет означать отмену капитализма, частной собственности, стихийности экономических явлений и ликвидацию обнищания населения самым гуманным способом. Причина, по которой отмена наемного труда решает все указанные проблемы заключается в том, что именно наемный труд создает отчуждение трудящихся от общественных накоплений и является причиной частной собственности и капитализма. Причем, частную собственность не потребуется отнимать, она отомрет в силу ненужности. Отмена наемного труда означает, что надо ликвидировать стихийное распределение трудовых ресурсов и стихийное формирование заработной платы.

Итак, классовые противоречия обострялись в Московской Руси в конце XVI в. в связи с земледельческим кризисом, а два дождливых года 1601 и 1602 спровоцировали здесь голод и гражданскую войну. Как же развивались события?

2.4.2. Смута и ее закономерности

Прежде всего, Соловьев С. М. делит московских бояр на два поколения [см. 10, книга 2, с. 695]. Первое поколение помнит свой род и его отношение к великим князьям, это боярство, возникшее еще до объединения Руси Иваном III. Второе поколение появляется во вторую половину правления Ивана Грозного, когда ратники начинают получать землю по военной реформе 1556 г. Это боярство полностью зависит от царя. Значит, первое поколение относится к крупным землевладельцам, имения которых основаны на двухпольном полуоседлом крестьянском хозяйстве. Ко второму поколению относятся бояре из мелкопоместных землевладельцев, имения которых основаны на трехпольном оседлом крестьянском хозяйстве. В Боярской думе заседали преимущественно бояре первого поколения, Годунова Соловьев С. М. относит ко второму поколению. Вероятно, законодательную власть представляла собой Дума, а черновая работа по руководству территориями и войсками принадлежала дворянству. Эти два поколения вступают между собой в борьбу во время Смуты.

В 1598 г. народ отклонил предложение дать присягу Боярской думе и избрал царем Бориса Годунова. В этом факте обнаруживается скрытое недовольство населения боярским сословием. Два года правления Годунова были благоприятными, но непогода 1601-1602 гг. вызвала продовольственный кризис в центре России, за которым последовали голод и рост бандитизма. Возможностей правительства оказалось недостаточно, чтобы накормить голодающих и остановить преступность. Недовольство правлением Годунова возрастало.

Это толкнуло боярскую оппозицию на мятеж, она способствовала появлению самозванца, Лжедмитрия, который объявился в 1603 г. в Польше. Поход на Москву самозванец начал в 1604 г. в сопровождении польских наемников, а на территории Руси он встретил поддержку казаков и мелкопоместного дворянства. В 1605 г. Годунов был отравлен, его войска перешли на сторону самозванца, а бояре встретили Лжедмитрия в Москве как царя. Но и Лжедмитрий оказался не ко двору с его католицизмом и обязательствами перед Европой, поэтому в 1606 г. он был убит боярством, а на престол был избран Василий Шуйский.

Здесь можно наблюдать известную в философии закономерность, которая называется "явление сущности". Крупные земельные собственники, которые заседали в Боярской думе и фактически правили в Московском государстве, поставили своего представителя во главе государства.

При царе Василии Шуйском бояре получили полную свободу действий, а их противники из дворян, примкнувшие к самозванцу, подверглись опале и были разосланы по городам. Теперь уже опальное дворянство извещает о спасении Лжедмитрия. Долгое время этот самозванец является фантомом, от имени которого действовал боярский слуга И. И. Болотников (1606-1607 гг.), а потом дворянство создает, при содействии поляков, уже реального самозванца, Лжедмитрия II, Тушинского вора, который направился в Россию в 1607 г. Самозванцы обещали волю холопам и крестьянам, натравливали народ на правящие классы, что обеспечивало им приток массы казаков, беглых холопов, а также трудового крестьянства и посадского населения. Но в стане самозванцев царил, порою, произвол по отношению к дворянству, поэтому последние то приходили к ним со своими полками, то покидали их. Эти измены дворян определяли успехи той или иной из враждующих сторон. Наконец, в 1611 г. дворянство обособляется в самостоятельную силу в первом и втором земских ополчениях. Возникновение самостоятельного дворянского ополчения, которое содержится собственным народом добровольно, было результатом осознания итогов многолетней войны. В период войны самозванцы с их казацкой вольницей, а также поляки и шведы, приглашенные боярами, проявили себя грабителями, не способными навести в стране порядок. Огромную роль в осознании этого факта сыграли обращения и грамоты к населению московского патриарха Гермогена, он же первым предложил избрать царем Михаила Романова. В 1612 г. второму земскому ополчению удалось освободить страну от поляков и организовать созыв Земского собора в 1613 г., который и избрал Михаила Романова на царство.

Ключевский В. О. отмечает те изменения, которые произошли в общественном сознании за время Смуты [см. 4, лекция 44]. Он обнаруживает следующие точки зрения, которые высказывались в различных случаях и были зафиксированы историческими документами. Позднее эти воззрения нашли воплощение в законах страны:

 1.Московское государство важнее царя, а воля земского собрания весомее, чем воля государя. Это мнение было реализовано в совместной деятельности царского правительства и земских соборов, первый из которых десять лет заседал непрерывно.

 2.Для занятия государственных должностей ценнее заслуги перед отечеством, чем древность рода. Сначала это правило конкурировало с местничеством, но в 1682 г. местничество было отменено полностью.

  3.Царская воля должна быть ограничена законом. Это было требование высшего боярства, оно должно было защитить их от произвола царей. В Соборном Уложении 1649 г., уже в преамбуле, это требование сформулировано так: "чтобы Московского государьства всяких чинов людем, от болшаго и до меншаго чину, суд и росправа была во всяких делех всем ровна" [22].

  4.Также экономическое требование дворянства о закрепощении крестьян, которое не раз высказывалось в процессе смуты и было зафиксировано различными документами, сначала было реализовано практически путем приписки населения к местам их пребывания, а потом было узаконено Соборным уложением 1649 г.   

Итак, в начале смуты бояре и дворяне составляли государственную власть, в которой первые исполняли законодательную роль, вторые - исполнительную. В конце смуты эти власти противостоят друг другу. Дворянство побеждает и устанавливает производственные отношения, крепостничество, в соответствие с существующим способом производства, трехпольным земледелием. Кроме того, выстраивается такая политическая система, которая обеспечивает власть дворянскому сословию.

Какие главные закономерности можно извлечь из периода Смуты?

Во-первых, оба правящих класса представляли два способа производства, две формы крестьянского хозяйства, две формы крестьянской семьи, два вида земледельцев. Совокупность правящего и трудящегося классов можно назвать цивилизационной ступенью. Таким образом, борются между собой две цивилизационные ступени, дворяне с оседлым крестьянством против бояр с полуоседлым крестьянством.

Здесь необходимо обратить внимание на ошибочность классовой теории Маркса. Он полагал, что классовая борьба разворачивается между трудящимся и его правящим классами: крепостными и помещиками, рабочими и капиталистами. Маркс не видел в этих парах "единокровного" родства в способе производства. Вероятно, причина ошибки заключается в недостаточном уровне развития исторической науки и ошибочное понимание основного диалектического закона единства и борьбы противоположностей Г. В. Ф. Гегеля. У К. Маркса этот закон понимается так, что единое распадается на противоположности, которые вступают между собой в борьбу. У Гегеля Г. В. Ф. этот закон выражен иначе, диалектическое — это "отрицательное, которое оно имеет в самом себе" [23, т. 1, с.109]. Этой формулировке соответствует выявленная закономерность, что классовое государство имеет в себе иную, нарождающуюся пару, трудящийся и правящий классы, которые появляются благодаря новому способу производства, и которые совместно борются против отживающей власти.

Правящий класс и трудящийся класс - различные группы людей, поэтому народу приходится, порой, добиваться своих требований насильственным путем в процессе массовых выступлений.

Во-вторых, история смуты показывает закономерность формирования общественного сознания. Общественное сознание постигает простейшие принципы наилучшего общественного устройства тернистым путем исторической практики. Результатом многолетней гражданской войны стали два простейших принципа нового государственного устройства, уже известных к началу Смуты: введение крепостного права и передача верховной власти мелкопоместному дворянству. Крепостное право, как временная мера, было введено Иваном Грозным еще в 1581 г. (отмена Юрьева дня), а дворянство уже до Смуты находилось в составе государственной власти. Готовые решения лежали на поверхности, но общество реализовало их только пройдя через массовую гибель людей.

Печально то, что современная России, как и в смутное время, несмотря на огромную армию ученых гуманитарных специальностей, движется вперед путем стихийных народных потрясений. Могу объяснить себе это тем, что обществоведы решают текущие задачи в рамках существующих производственных отношений, основанных на наемном труде, а историческая предопределенность требует, со времен СССР и сегодня, выхода за данную форму труда.

В-третьих, следует обратить внимание на значение классовой ненависти во время Смуты, в основе которой лежит неравенство между бедными и богатыми. Самозванцы обещали волю крестьянам и холопам, что вело к борьбе против всех землевладельцев, в том числе и против прогрессивного мелкопоместного служилого сословия. Именно это оттолкнуло дворянство от самозванцев и ослабило общий натиск восставших на польских интервентов. Кроме того, отрицание власти землевладельцев вело к отрицанию государства и всякого порядка в обществе, поэтому основная масса крестьянства вскоре перешла к поддержке дворян. Поэтому разжигание классовой ненависти к богатым — недостойный прием политической борьбы. Его использование означает, что критики не знают действительных причин кризиса, а потому не смогут предложить адекватные реформы.

В-четвертых, необходимо сказать и о причинах иностранной военной интервенции. Во время Смуты боярство обратилось к полякам и шведам за помощью в сохранении собственной власти. Можно сделать вывод, если мы наблюдаем интервенцию в какую-либо страну, то это значит, что эта страна стоит на пороге гражданской распри, и одна из противоборствующих сторон обратилась к соседям за военной помощью.

Необходимо обратить внимание на единую причину целого ряда войн в рассматриваемое время. Гражданская война периода Смуты 1604-1613 гг. возникла между представителями оседлого и полуоседлого земледелия. Во время последней Московской усобицы 1425-1453 гг. война возникла между представителями двухпольного товарного земледелия и присваивающего хозяйства Галицкого княжества. Война во Владимирском княжестве в 1174-1177 гг. между старшими городами и их пригородами была войной между представителями подсечного земледелия и представителями промыслового хозяйства. Можно заключить, что войны возникают между взаимодействующими в производстве и обмене социальными группами, когда производство одних начинает препятствовать производству других. Признание человечеством этой природы войн на земле должно положить им конец, так как люди научаться договариваться между собой о том, кто и сколько должен производить. Трудность в том, что производство, как причина войн, не лежит на поверхности, а прикрыта политическими и историческими поводами.

Заключение

Настоящими исследованиями установлено, что первая земледельческая формация на Руси в своем развитии подчиняется закономерностям смены общественных формаций, обнаруженным и в СССР, и в крепостной России и сформулированным в начале статьи. Это подтверждает тезис автора, что метод производственного детерминизма превращает историю в номотетическую науку, равную точным естественными науками.

Проведенные исследования показывают, что предпосылки первой земледельческой формации возникают в период Киевской Руси, основанной на товарной форме промысловом хозяйстве охотничьих племен. В результате перенакопления промысловой деятельности истощаются природные ресурсы, что заставляет племена вернуться вновь к натуральному хозяйству. Возврат к натуральному хозяйству приводит к распаду Киевской Руси на городовые волости и самостоятельные княжества и покорению ее соседними государствами.

В период существования Киевской Руси повышается защищенность населения. Это способствует распаду племен на патриархальные семьи, переходящие к земледелию. Эти семьи являются основой для возникновения земледельческого государства на Руси.

Земледельческое государство образуется во Владимирском княжестве, куда население переселяется со среднего течения Днепра к концу XII в. На берегах реки Москвы возникает наибольшая плотность населения, что приводит к ускоренному социально-экономическому развитию данной местности и предопределяет появление здесь будущей столицы.

В своем развитии земледельческая формация проходит три стадии развития, которые основаны на трех формах полеводства: подсечном, двухпольном и трехпольном формах земледелия.

Первая стадия соответствует подсечному земледелию в сочетании с присваивающим хозяйством. При этом население ведет полуоседлый образ жизни большими патриархальными семьями, проживающими в селах. Правящий класс состоит из князей и их дружинников, которых называют дворяне. Эта первая стадия начинается с единого Владимирского княжества, а заканчивается федерацией великих княжеств со столицей во Владимире.

На второй стадии развития, при двухполье, увеличивается плотность населения, а земледелие становится преимущественной формой хозяйствования. Большая семья распадается на малые патриархальные семьи, ведущие полуоседлое хозяйство, новой формой поселения становятся однодворные деревни. На этой стадии появляется класс бояр, крупных землевладельцев. Политическая форма этой стадии - централизованная федерация великих княжеств со столицей в Москве. Данный этап заканчивается московской усобицей, которая приводит к победе монархии над родовым правлением. Московское княжество присоединяет все прочие земли и превращается в единое монархическое государство.  

На третьей стадии развития в единой Московской Руси правящий класс стимулирует переход крестьян к оседлому хозяйству, основанному на трехпольном земледелии. Трехполье способствует возделыванию сплошных полей крестьянами, проживающими в многодворных деревнях моногамными семьями. Это повышает плотность населения. Высокая плотность населения позволяет раздавать земли небольшими участками в поместья ратным людям, так появляется народное ополчение и, одновременно, новый правящий класс - мелкопоместное дворянство. Дворянство отвоевывает у кочевников и охотников новые территории для земледелия. Крестьяне, благодаря отсутствию крепостного права, переселяются в отвоеванные области. В центральных уездах образуется масса свободных полей, которые хлеборобы используют расточительно, истощая плодородие земли и провоцируя кризис земледелия. Непогода 1601-1602 г. приводит к неурожаю, голоду и гражданской войне. В результате многолетней борьбы к власти приходит мелкопоместное дворянство, которое устанавливает крепостные отношения и обеспечивает себе политическую власть в стране.

Исследование показывает, что смена одного способа производства другим происходит в результате перенакопления тех или иных производительных сил общества и материальных ресурсов. Переход к земледелию в Киевской Руси совершается в результате перенакопления промыслового хозяйства. Перенакопление подсечного хозяйства вызывает переход к двухпольному земледелию. Перенакопление двухпольного земледелия ведет к трехполью. Расширение границ государства и миграция населения в области с лучшими природно-климатическими условиями приводит к перенакоплению готовых полей в центральных областях государства, снижению качества труда, кризису земледелия и смене общественной формации.

Выявленные в работе три стадии развития на основе трех способов производства, а также образование взаимосвязанных пар классов свойственны также крепостничеству и периоду Советской власти, как было показано в упомянутых работах автора. Во всех статьях также обнаружено, что смена способов производства всюду происходит в результате перенакопления. Это позволяет отнести указанные явления к наиболее общим законам развития общественных формаций.

Обращает на себя внимание происхождение частной собственности из государственной. Во Владимирской Руси вся земля становится сначала государственной собственностью, которой руководит Великий князь Владимирский. На первой стадии развития эта государственная собственность распадается на частную собственность великих и удельных князей. На второй стадии наряду с частной собственностью князей появляется частная собственность бояр. Эти бояре объединяются в единое государство, вся их собственность превращается в государственную. На третье стадии собственность бояр распадется на частную собственность дворян. В крепостной России вся земля была государственной собственностью, а после отмены крепостного права она распалась на государственную и частную собственность крестьян, крестьянских общин, дворян.

Но вот и современная Россия также пережила трансформацию государственной собственности в частную! Это значит, что превращение средств производства из общественных в частную собственность, переход населения из условий социального равенства к социальному неравенству не редкое явление в истории России. Повторяемость этого явления вызвана тем, что все три общественные формации имеют общие законы развития. Поэтому не следует рассматривать развал СССР как трагедию, но это есть закономерный этап развития.

Отличием первой земледельческой формации от последующих стадий заключается в полном цикле истории сельской семьи, которая проходит от большой патриархальной формы, до ее моногамной формы. Три формы сельской семьи появляются на основе трех форм земледелия. Большая патриархальная семья является носителем язычества, мифов и сказаний прошедших времен, малая патриархальная семья становится массовым носителем христианства, а, кроме того, уже не способна, порой, воспитать социализированную личность. Отмеченные свойства малой патриархальной семьи сохраняются в семье моногамной.

К. Маркс обнаруживал единственную причину пауперизма населения при капитализме — в самом способе производства, как видим, у явления есть и более глубокие причины — в несостоятельности воспитательных возможностях семьи.

Главное явление, которое обнаруживается на стадии первой земледельческой формации – образование классового государства. Это позволяет установить его природные свойства и выяснить условия отмирания.

Возникновение классового государства на основе патриархальных семей опровергает теорию эксплуататорского государства К. Маркса.

Обнаруженное происхождение трудящегося и его правящего класса на основе одного и того же способа производства опровергает учение марксизма о классовой борьбе. Утверждается, что закон единства и борьбы противоположностей, положенный марксизмом как философское обоснование теории классовой борьбы, является ошибочным изложением методологии Гегеля.

Ошибочные положения марксизма об эксплуататорском государстве и классовой борьбе стали основой советской идеологии и исторической науки. Но эти положения направлены на разжигание у трудящихся ненависти к государству и правящему классу, а значит, опираются на низменные инстинкты людей. Таким образом, советская идеология и наука оказалась наукообразной формой демагогии.

Но почему в России данные представления получили широкое распространение? От этого мировоззрения веет обособленным существованием, которое свойственно деревенской жизни. Можно сделать вывод, что советская идеология, а также и современных российских политиков, — это наукообразное изложение взглядов населения, которое только что сменило деревенский образ жизни на городской, потом было отгорожено от Европы железным занавесом, а сегодня ведет замкнутый образ жизни из-за бедности. Не удивительно, что современные российские политики насквозь проникнуты советским мировоззрением, даже те, кто против коммунизма.

Установленная природа классового государства позволяет выяснить условия его отмирания. Крестьянское семейное хозяйство отчуждает работника от общественных средств производства. В крестьянской семье интересы аграриев замыкаются на собственном хозяйстве, и тем самым обособляются от общей собственности на территорию, в которой проживают. То, чем раньше владело все племя, теперь достается его надплеменной дружине. Такое отчуждение трудящихся сохраняется, пока производство заключается в крестьянской семье. Когда происходит переход к коллективному машинному производству на фабриках и заводах, то объективные, материальные, условия для такого отчуждение пропадают, теперь оно сохраняется только благодаря самой форме наемного труда, которая возникает стихийно. С философской точки зрения это означает, что сущность уже изменилась, а форма осталась прежней, возникает противоречие, которое изменяет форму.

Таким образом, машинное производство входит в противоречие с наемной формой труда, а значит, с классовым государством и классовым устройством общества. В силу этого, государство должно отмереть, как предсказывает марксизм, уже на данном этапе, на этапе промышленного производства. Но чтобы граждане поняли это и приступили к изменению производственных отношений экономика страны должна дойти до перманентного промышленного кризиса, и такие условия сложились в современной России.

Здесь хочется напомнить современным коммунистам всех мастей, что принцип производственного детерминизма, положенный марксизмом в основание всего учения, отрицает саму возможность победы контрреволюции в 1991 г. Переворот 1991 г. — это последствия индустриализации. Возникшая государственная промышленность была тем способом производства, который вошел в противоречие с наемным характером труда (производственные отношения). Противоречие постепенно нарушало работу промышленности, пока не разрушило экономику страны полностью, что и привело к перевороту 1991 г. Иная оценка коммунистов только показывает их научную несостоятельность и полный отход от сущности марксизма.

Как показано в предшествующей работе автора [Петлюк, 2016], на стадии наемного труда в СССР и в современной России произошло перенакопление производственных монополизированных мощностей, что послужило гибели СССР и проявляется застоем в российской экономике в настоящее время. Это перенакопление мощностей воздействует на работников так, как воздействовал избыток полей на крестьян Московской Руси, оно порождает снижение интенсивности и качества труда, а также ведет к нищете миллионы трудящихся при бесконтрольном росте зарплат в монополизированных отраслях. Таким образом, Россия не только достигла состояния, когда уровень развития производственных мощностей (производительных сил) вошел в противоречие с наемным характером труда (производственное отношение), но возник перманентный экономический кризис, а вместе с ним растет нищета населения и зреет его возмущение против государства, критика экономической политики государства возрастает. Выход из этого кризиса только один - отмена наемного труда.

Литература

1.Маркс, К. и Энгельс, Ф. (1955-1974). Сочинения. Изд. 2. М.
2.Петлюк, В. Ю. (2016). О закономерностях в истории России. // Интернетнаука, № 10. С. 168-176.
3.Петлюк, В. Ю. (2017). Перенакопление в крепостной России. // Интернетнаука, № 5. С. 44-65.
4.Ключевский, В. О. Курс русской истории. Доступ 01 февраля 2018, источник http://www.kulichki.com/inkwell/text/special/history/kluch/kluchlec
5.Колчин, Б. А. (1985). Ремесло // Б. А. Рыбаков. Древняя Русь. Город, замок, село. М.
6.Третьяков, П. Н. (1932). Подсечное земледелие в Восточной Европе. Ленинград.
7.Чивилихин, В. А. (1983). Память. В двух книгах. Ленинград. Кн. 2, с. 260
8.Аристотель. (2010). Политика. Изд. АСТ. С.8.
9.Поляков, А. Н. (2006). Древнерусская цивилизация: основные черты социального строя // Вопросы истории, №9.
10.Соловьев, С. М. (1851-1879). История России с древнейших времен. Издание второе. СПб.
11.Иммануил Кант. (1963). Сочинения в шести томах. М.
12.Кочин, Г. Е. (1960). Сельское хозяйство на Руси в период образования Русского централизованного государства. Конец XIII - начало XVI в. М.-Л.
13.Земледельческий закон Византии. Доступ 01 февраля 2018, источник http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/byzant.htm
14.Спасский, И. Г. (1970). Денежное обращение в XII-XIV вв. // Спасский И. Г. Русская монетная система. Историко-нумизматический очерк. Ленинград.
15.Лось, И. Былины // Брокгауз и Ефрон, энциклопедический словарь. Доступ 01 февраля 2018, источник https://slovar.cc/enc/brokhauz-efron2/1866526.html
16.Флетчер, Дж. О государстве Русском. М. 1991. Глава четырнадцатая. Доступ 01 февраля 2018, источник http://az.lib.ru/f/fletcher_d/text_1591_of_the_russe_common_wealth.shtml/
17.Софийский временник или Русская летопись с 862 по 1534 год. Часть первая. М. 1820 г. С. 318, 347.
18.Черепнин, Л. В. (1960). Образование Русского централизованного государства в XIV-XV веках. М., с. 160-178.
19.Бахрушин, С. В. (1909). Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV-XVI вв. М.
20.Рожкова, Н. А. (1899). Сельское хозяйство Московской Руси в XVI в. М.
21.Приговор Земского собора первого ополчения 1611 года, июня 30 // Российское законодательство X-XX веков. В девяти томах. М., 1985. Т. 3. С. 49.
22.Соборное уложение 1649 года // Российское законодательство X-XX веков. В девяти томах. М., 1985. Т. 3. С. 84.
23.Гегель. Наука логики. В трех томах. М. 1970 г.

 

 

 

 

 

 

Вернуться к списку статей

Free Web Site Counter
Free Web Site Counter

Последние события

Пока новостей нет Читать все события

Обратная связь

Рeшите задачу:


* Поля обязательные для заполнения