знакомства секс html php сайт знакомств

«Люди сами делают свою историю, но они ее делают не так…» К. Маркс
«Восемнадцатое брюмера Луи–Бонапарта»

Перенакопление капитала в СССР. Неусвоенный урок и непреодоленные последствия в экономике современной России.

Введение

Экономика современной Россия уходит своими конями в народное хозяйство СССР. Поэтому анализ процессов прошлого имеет важное значение для понимания тех явлений, которые происходят в сегодняшней России. Главное заключается в том, что в СССР наблюдалось такое малоизвестное явление, как абсолютное перенакопление капитала. Именно перенакопление со всеми его негативными явлениями может наблюдаться в современной России.

Об этом свидетельствуют следующее обстоятельство. Основу экономики любой страны составляют ее производственные фонды. В современной России износ производственных фондов растет с каждым годом, фондоотдача снижается. Например, годовые индексы фондоотдачи менялись в период с 2011 по 2014 гг., следующим образом:100,7 %, 99,8 %, 96,8 %, 96,8 %. Такую фондоотдачу можно назвать убыточной, так как она показывает, что вложения в основной капитал в России в целом не окупаются. Должно быть ясно, что это важнейший индикатор экономического здоровья общества, который свидетельствует, что экономика современной России тяжело больна. В этом убеждает нас экономическая история СССР, в которой наблюдалось такое же явление. Так, после Великой Отечественной войны (ВОВ) и до 1960 г. прибавка 1 % основных фондов давала 1,4 % прироста национального дохода [1, с. 82], потом они сравнялись, а с 1977 г. тот же прирост 1 % основных фондов стал приносить менее 1 % национального дохода [2, с. 37]. Убыточная фондоотдача наступила после прибыльной. Поэтому анализ истории экономики периода после ВОВ, прибыльный период, должен раскрыть корни негативного явления.

Убыточную фондоотдачу теоретический рассмотрел К. Маркс. Вот как он описывает явление: «если бы возросший капитал производил лишь такую же, как до своего увеличения или даже меньшую массу прибавочной стоимости, то имело бы место абсолютное перепроизводство капитала» [3, т. 25, часть I, с. 276]. Эта теория будет служить основанием для исследования.

Суть теории абсолютного перенакопления К. Маркса предельно проста. Маркс рассматривает гипотетически такой уровень накопления капитала, когда все трудоспособное население привлечено к общественному труду. Так как при товарном производстве рабочая сила является товаром, то ее цена формируется по закону спроса и предложения. Если при этих условиях капитальные вложения в экономику продолжаются, или увеличивается спрос на продукцию какой-либо отрасли, то спрос на рабочую силу растает, а значит ценность ее увеличивается вне всякой связи с интенсивностью и качеством труда. Такова исходная точка учения Марка об абсолютном перенакоплении. Из этого отношения между трудом и капиталом, например, следует, что при перенакоплении должна снижаться фондоотдача за счет снижения прибыли. Маркс указал и другие свойства перенакопления, например, снижение интереса к внедрению технических новшеств и т.д. А вот на высшей ступени перенакопления «угасает огонь, оживляющий производство», так как пропадает всякая мотивация к труду. Таковы основные положения теории абсолютного перенакопления.

Применимость теории Маркса к экономике Советской России объясняется тем, что в ней сохранились товарные отношения, а условия для абсолютного перенакопления сложились с первых лет Советской власти благодаря следующим обстоятельствам. После революции 1917 г. большевики национализировали банки и крупные предприятия. Государство превратилось в самого крупного монополиста, который не может быть разорен. Это значит, что такой монополист способен обеспечить непрерывное накопление производственных фондов до тех пор, пока все трудоспособное население не будет вовлечено в производство, т.е. пока не наступит состояние абсолютного перенакопления.

Однако, абсолютное перенакопление в СССР произошло даже раньше, чем была создана индустриальная база страны. Первое десятилетие Советской власти государственная монополия существовала наряду с миллионами крестьянских хозяйств, работающих на рынок. По законам рынка в сельском хозяйстве постоянно возникало сельское перенаселение – батраки. Эти батраки создавали безработицу на селе и в городах. Но с началом коллективизации все батраки были трудоустроены в колхозах, коллективизация ликвидировала самый главный источник безработицы на селе, а остатки городских безработных были трудоустроены в результате индустриализации. Трудоустройство всех безработных означало наступление такого состояния, которое Маркс назвал абсолютным перенакоплением.

Безработица в традиционных капиталистических странах является решающим фактором интенсификации труда. В странах с господством частной собственности разорение некоторой доли мелких капиталистов выводит из производства лишние производственные мощности, а образующиеся при этом безработные создают конкуренцию работающим, интенсивность и качество труда которых повышается. Другое важное обстоятельство, которое порождает конкуренция за рабочие места – удержание зарплаты работающих на таком уровне, что образуемая прибыль позволяет создавать общественные фонды накопления, необходимые для модернизации производства. В Советской России, в силу ликвидации безработицы, указанный фактор интенсивности труда и накопления прекратил действовать.

Здесь надо обратить внимание на то, что механизм интенсификации по-капиталистически за счет существования безработного населения вызывает справедливую критику общественности с момента возникновения капитализма.

Коллективизация позволила обеспечить работой все трудоспособное сельское население, которому еще вчера рынок грозил разорением. Это вселяло безграничную веру подавляющей части населения в Советскую власть, но вызвало целый ряд социально-экономических катастроф, которые рассмотрены в предыдущей работе [4].

Послевоенная разруха вновь создала избыток трудовых ресурсов, прежде всего в городах. А вот в колхозах трудоустройство получили все вернувшиеся с фронта. Таким образом, период после ВОВ демонстрирует такую ситуацию, когда в сельском хозяйстве уже имеется абсолютное перенакопление, а в промышленности это явление еще только зарождается. В настоящей статье рассмотрено абсолютное перенакопление в период после окончания ВОВ и до смещения Хрущева Н. С.

Экономика в период восстановления промышленности

После окончания Великой Отечественной войны советская экономика развивалась неравномерно, сельское хозяйство отставало от промышленности. Так, через пять лет после окончания войны, к 1950 г., объем производства промышленности составил 173 % от довоенного года [5, с. 54]. А вот продукция земледелия едва достигла показателей 1940 г. и составила всего 99 % от прежнего уровня [5, с. 53].

Здесь сказалось различие в положении с трудовыми ресурсами. Промышленность в послевоенный период имела ряд источников рабочих кадров: трудовые ресурсы села, неработающее население городов, особенно женщины, которые еще не были достаточно вовлечены в общественное производство, массовая демобилизация, репатрианты из Германии [16, т. 6, с. 33-36]. При таком обилии источников трудовых ресурсов промышленность работала как при рыночных условиях. Наоборот, колхозная собственность и возможность ручного труда на земле предполагали вовлечение в работу всех существующих работников. Общественный порядок при колхозном строе принимал сразу форму абсолютного перенакопления . Ценность рабочей силы в колхозах повышалась, а значит, добиться более интенсивного и качественного труда было труднее, т.е. отрасль должна была работать нестабильно. Действительно, в сельском хозяйстве в этот период наблюдался целый ряд негативных явлений.

В 1946 резко снизился валовый сбор зерна - урожай первого мирного года оказался почти на 8 млн. т меньше урожая последнего года войны [6, с. 309]. Единственной причиной можно было бы считать засуху 1946 г., если бы качество земледельческих работ было высоким. Но вот этого как раз и не было. В материалах февральского 1947 Пленума ЦК КПСС, специально посвященного проблемам земледелия, указано на низкое качество тракторных работ и несоблюдение их сроков, недостаточную глубину вспашки, неподготовленность техники, низкую выработку на трактор, недостаточный контроль со стороны партийных советских и хозяйственных органов за работой колхозов и совхозов и т.д. и т. п.

В 1953 г. страна вновь не досчиталась 9,7 млн. т. хлеба, чем годом ранее. В чем была причина столь значительного неурожая при постоянном накоплении условий труда (техники, удобрений, селекционных достижений)? 1953 г. памятен для России тем, что в начале этого года ушел из жизни И. В. Сталин. Смерть вождя несомненно стала деморализующим фактором, благодаря которому снизился контроль партии за производством, в результате чего и упало качество труда в земледелии. Следующее значительное падение производства произошло в 1957, когда происходила крупная перестройка системы управления – создание совнархозов. Тогда сбор зерна снизился со 125,0 млн. т. в 1956 г. до 102,6 в 1957 млн. т. Эти события показывают, что на продуктивность сельского хозяйства оказывало влияние наличие или отсутствие контроля со стороны партии.

Итак, наше предположение, что после войны в сельском хозяйстве сложилось абсолютное перенакопление находит свое подтверждение в нестабильной работе земледельцев, которая вызывалась низкими интенсивностью и качеством их труда.

Эта нестабильная работа колхозов вызывала недоумение партии, которое в Постановлении СМ СССР и ЦК ВКП(Б) от 9 июля 1950 г. выражалось следующим образом: «Большевистская партия и Советское государство проявляют огромную заботу о подъеме сельского хозяйства. Все колхозы получили на вечное пользование землю, обслуживаются машинно-тракторными станциями. Колхозам ежегодно предоставляются большие кредиты на строительство, приобретение рабочего и продуктивного скота, сельскохозяйственных машин и другие капиталовложения. Все колхозы имеют равные возможности для их развития и дальнейшего организационно-хозяйственного укрепления. Несмотря на эти условия и возможности, во всех республиках, краях, областях и районах (выделено П. В.) имеются еще значительное количество отстающих колхозов, которые собирают низкие урожаи, медленно развивают общественное животноводство, получают малые доходы, а некоторые из них даже не выполняют своих обязательств перед государством и имеют низкую оплату трудодня» [7, т. 8, с. 234].

Действительно, нестабильная работа отрасли проявлялась в наличии большого числа колхозов с низкой продуктивностью. Отстающие колхозы существовали наряду с высокодоходными передовыми хозяйствами. Например, в 1953 г. из общего числа колхозов 24,3 % хозяйств имели низкую продуктивность, денежный доход в них на 100 га сельскохозяйственных угодий был менее 500 руб. В то же время ряд колхозов работали хорошо, а их денежный доход порой превышал показатели отстающих в 10 и более раз [1, с. 497].

Как же перенакопление приводило к появлению отстающих колхозов? Все колхозы находятся в разных природно-климатических и социально-экономических условиях. Это сказывается на различной продуктивности труда, а значит и заработков. Те колхозы, которые оказались в лучших условиях могли добиться от своих работников более интенсивного и качественного труда. Такой же труд в колхозах с худшими условиями приносил меньший доход, стимулы к работе снижались, а разрыв между передовыми и отстающими увеличивался. Из таких хозяйств люди уходили в города на промышленные предприятия, а у остающихся мотивация к труду еще больше снижалась.

Вот как отмеченное явление отражено в докладе Н. С. Хрущева на сентябрьском 1953 г. Пленуме ЦК КПСС: «С каждым годом повышаются заработки и улучшается быт рабочих на предприятиях. При таком положении, если работа в общественном хозяйстве не дает колхознику должных доходов на трудодни, если к тому же его личные интересы в своем подсобном хозяйстве также ущемляются, то колхозник легко находит другое приложение труду (выделено П.В.) – он уходит в город, на производство. В этом причина отлива некоторой части сельского населения из отсталых колхозов (выделено П.В.)» [8, т. 1, с. 13].

Высказывание Хрущева перекликается с критическим замечанием Энгельса на утопию Е. Дюринга: «Таким образом будут существовать богатые и бедные хозяйственные коммуны, уравнивание которых будет происходить путем притока населения к богатым из бедных коммун. Следовательно, если г. Дюринг намеревается устранить конкуренцию продуктов между отдельными коммунами посредством организации национальной торговли, то он спокойно оставляет конкуренцию между производителями. Таким образом вещи поставлены вне сферы конкуренции, люди же оставлены в зависимости от нее» [3, т. 20, с. 300]. Явление, предсказанное для утопии Е. Дюринга, легко обнаруживается в СССР. Это возможно только потому, что в основе обеих систем лежит одно и то же – «организация национальной торговли». Социализм в СССР был социализмом Дюринга, а не Маркса.

Экономика после восстановления промышленности

К началу пятидесятых годов благодаря восстановлению промышленности страна преодолела ряд важных рубежей.

Во-первых, партия обратила внимание на то, что в сельском хозяйстве не внедряется передовой опыт [7, т. 8, с. 218]. Это значит, что перенакопление в сельском хозяйстве достигло указанного Марксом соответствующего уровня абсолютного перенакопления. Постановлением предусматривался ряд мер, изложенных в 26 пунктах. Этого постановления оказалось недостаточно. В 1955 г. было принято постановление [7, т. 8, с. 505-509] уже для всех отраслей производства и медицины. Значит промышленность также достигла указанного Марксом уровня перенакопления, когда пропадает интерес внедрять новую технику. Затем последовали решения партии по тому же вопросу в 1959, 1960, 1962, 1963 и т.д. Это обилие руководящих документов свидетельствует, что отрасли были невосприимчивы к руководящим воздействиям, как и к новой технике.

Во-вторых, закупочные цены на сельскохозяйственную продукцию почти не изменялись с 1930 г., но начиная с 50-х годов земледельцы стали жаловаться на рост себестоимости их продукции. Действительно, согласно статистике, доходы значительной доли колхозов за короткое время резко снизились. Это проявилось, например, в снижении денежных выплат на трудодень. В колхозах, где были такие выплаты, они составляли от 20 коп. до 10 рублей и более. С 1950 по 1952 г. доля колхозов, в которых выплачивали наименьшую сумму 20 коп. увеличилась с 17,2% до 25,1% [9]. На сентябрьском 1953 г. Пленуме ЦК КПСС было решено повысить закупочные цены.

Почему же стала расти себестоимость земледельческой продукции? Механизм раскрывает записка в ЦК КПСС, направленная Горбачевым М.С. в мае 1978 г. Михаил Сергеевич обращает внимание на следующее обстоятельство: «при сравнительно медленном росте закупочных цен на продукты сельского хозяйства, резко возросли цены на сельскохозяйственную технику, запасные части, горючее, строительные материалы, комбинированные корма, а также на производственные услуги. Это привело к возрастанию себестоимости, снижению рентабельности и к убыточности большого числа сельскохозяйственных предприятий» [10, т. 1, с. 181].

Чем вызвано такое неравномерное поднятие цен? Это также объясняется абсолютным перенакоплением. Зерно, уголь и другие продукты добывающих отраслей имеют неизменную форму, поэтому цены на них долгое время оставались в СССР одни и те же. Продукция производящих отраслей, например, сельскохозяйственная техника, также имела неизменные цены, но она постоянно совершенствовалась, а каждая новая модификация предполагала пересчет себестоимости ее изготовления. Это позволяло, за счет завышения реальной трудоемкости изготовления, накручивать цены готовых изделий. Еще легче было завышать трудоемкость в оказании производственных услуг. Завышенная трудоемкость обеспечивала более высокую зарплату работникам, значит в промышленности началась конкуренция предприятий за трудовые ресурсы. Здесь мы должны сделать вывод, что с начала 50-х годов явление перенакопления стало проявляться и в промышленности.

В-третьих, в 50-х годах население городов, стало приближаться по численности к сельскому населению. Так, по переписи 1959 г. на 15 января насчитывалось уже 100 млн. горожан и 108,8 млн. сельского населения [1, с. 9]. Поэтому рост потребления продовольствия стал обгонять рост его производства. В своей записке в Президиум ЦК КПСС от 22 января 1954 г. Хрущев Н. С. указывал, что в 1953 г. заготовлено зерна столько же, сколько и в 1948 г., а потребление его за прошедшие пять лет возросло в 1,5 раза, превысив заготовки [8, т. 1, с. 86]. Требовалось кардинально увеличить темпы роста сельскохозяйственного производства.

Решению проблемы был посвящен сентябрьский 1953 г. Пленум ЦК КПСС. Пленум принял обширную программу мероприятий, но главным по последствиям можно признать решение о передаче управления сельским хозяйством РСФСР на республиканский уровень. Вот как решение изложено в постановлении Пленума: «…возложить на Министерство сельского хозяйства и заготовок РСФСР руководство всеми отраслями сельского хозяйства, колхозами и машинно-тракторные станции, расположенными на территории РСФСР…» [7, т. 8, с. 339]. Эта реформа существенно усиливала администрирование, так как решение всех производственных вопросов передавалось на места.

На пленуме с основным докладом по проблемам отрасли выступил Хрущев Н. С. Он проявил глубокие знания в области сельского хозяйства, что выдвинуло его на лидирующую позицию в партии. Благодаря этому он был избран на том же Пленуме первым секретарем ЦК КПСС.

Другой ценной инициативой Никиты Сергеевича было предложение по освоению целины. Свои расчеты и обоснования он изложил в записке, направленной в Президиум ЦК КПСС от 22 января 1954 г. Разработанная под его руководством программа освоения целины была принята на февральско-мартовском 1954 г. Пленуме ЦК КПСС.

Предложенные мероприятия дали положительный эффект, среднегодовые сборы зерна увеличились до 113,2 млн. в период с 1954 по 1958 гг. т, в то время как с 1949 по 1953 гг. они составили только 80,9 млн. т [11, с. 300-301]. На время продовольственная проблема была снята.

Итак, партия добилась значительного роста продуктивности земледелия, с 1952 по 1960 гг. оно выросло в 1,58 раз [12, с. 226]. Но если взглянуть на увеличение основных фондов за тот же период 1952-1960 гг., то оказывается, что они возросли более чем в 2,5 раза [12, с. 53]. Это значит, что увеличение продуктивности села было достигнуто за счет огромного перерасхода материальных ресурсов.

Партийное руководство было удовлетворено успехами сельского хозяйства в 1954 г., а потому было решено подчинить и промышленность республиканскому управлению [7, т. 8, с. 423-445]. Из года в год все большее число предприятий выводилось из союзного подчинения, так что с 1953 по 1957 гг. доля продукции заводов республиканского подчинения в общем объеме производства промышленности выросла с 31% до 94% [13, с. 127].

При переводе предприятий в республиканское подчинение сохранялась отраслевая структура управления. В 1957 г., когда уже большинство предприятий было передано республикам, принимается решение о переходе от отраслевого к территориальному управлению путем создания совнархозов [7, т. 9, с. 171]. В качестве причины перехода указывалась борьба с ведомственностью в управлении. Ведомственность ослабляла территориальные экономические связи, мешала развитию экономических районов. В том же году были образованы 105 совнархозов и ликвидировано 141 союзное и республиканское министерства.

Образование совнархозов при отсутствии союзных и республиканских министерств давало практически полную самостоятельность территориальным хозяйственным органам. Это принесло, сначала, положительные результаты, промышленная продукция первые три года росла по 10 % в год [7, т. 10, с. 67]. Однако высокие темпы роста сопровождались и негативными процессами, посыпались жалобы в ЦК на местное руководство, что свидетельствовало об усилении эксплуатации. Усиленная эксплуатация сказалось на демографии страны - начиная с 1958 г. наблюдалось устойчивое снижение естественного прироста населения на 1000 жителей с 18,1, в указанном году, до 12,7 в 1964 [14, с. 42]. Прирост населения сократился на треть, что свидетельствовало об ухудшении жизненных условий. Наглядным проявлением этого ухудшения стало выступление недовольных рабочих в Новочеркасске в 1962 г., которое закончилось массовым расстрелом.

Усиленная эксплуатация привела к высоким достижениям. Среднегодовые темпы прироста производительности труда в промышленности в 1951-1955 г. составили 8,3%, в 1956-1960 гг. – 6,4% [1, с. 161]. Успехи были впечатляющие, каждый год отмечен новыми рекордами, начиная с запуска в 1957 г. первой в мире межконтинентальной баллистической ракеты, до полета Гагарина в космос в 1961 г.

При территориальной системе управления буйно расцвели экономические преступления: хищения государственного и общественного имущества, нелегальное предпринимательство (цеховики), должностные преступления, взяточничество, спекуляция, незаконный валютные операции, фарцовка, тунеядство, самогоноварение. Это значит, что без государственного контроля территориальная элита использовала свои должности для личного обогащения. По настоянию Хрущева за особо опасные экономические преступления была введена смертная казнь по Указу от 5 мая 1961 года «Об усилении борьбы с особо опасными преступлениями».

Если при отраслевой система управления производство страдало от ведомственности, то при территориальной системе оно стало страдать от местничества, так что вскоре пришлось вновь воссоздавать республиканские и союзные органы управления совнархозами.

Явление обособления отраслей, территорий и предприятий путем разрыва хозяйственных связей и замыкание производства в собственных рамках невозможно в странах с рыночной экономикой. Но в СССР с ее «организацией национальной торговли» оно оказалось неустранимым препятствием на пути развития производства. Удивляет следующее обстоятельство, явление обособления было предсказано еще К. Марксом и нашло свое воплощении в далеком для него будущем, в Советской России. В работе «Нищета философии», направленной против утопического социализма Прудона, он объясняет, что в обществе, основанном на равенстве обмена трудом (т.е. без рынка), это равенство будет спасено «…только посредством прекращения всякого обмена…» [3, т. 4, с. 107].

Итак, реформа системы управления, проведенная Хрущевым, имела положительные результаты, но главное заключалось в том, что негативные проявления абсолютного перенакопления никуда не исчезли, а продовольственное положение вскоре вновь ухудшилось. Но отвечать за недостатки теперь приходилось территориальному партийному руководству, что обострило отношения между ним и верхним эшелоном партии. Вот как это отражено в речи Суслова М. А. о причинах отставки Хрущева Н. С. на октябрьском Пленуме ЦК КПСС 1964 г.: «…, т. Хрущев стал … все ошибки и недостатки, которые имелись в практической работе, сваливать на партийные и советские органы республик, обкомы, райкомы или на тех или иных руководящих работников» [15]. Недовольство местных властей первым секретарем и вызвало его отставку.

Из всех негативных проявлений абсолютного перенакопления важнейшим является снижение рентабельности производства. За фасадом бурных политических событий и экономических преобразований эпохи Хрущева оно происходило медленно, но неумолимо. В 5-й (1951-1955 гг.) и 6-й (1956-1960 гг.) пятилетках среднегодовые темпы прироста производительности труда составили 8,3 % и 6,5 %, а среднегодовые темпы прироста средней заработной платы соответственно 2,2 % и 3,1 %, т. е. отношение роста производительность труда к росту зарплаты ухудшилось примерно в 2 раза [16, т. 6, с. 312]. Это означало снижение рентабельности предприятий, снижение фондоотдачи, постепенное разорение государства в результате абсолютного перенакопления.

Заключение

Абсолютное перенакопление в Советской России после ВОВ сначала сложилось в земледелии в силу свойств колхозной организации труда. Оно проявилось негодным качеством сельскохозяйственных работ, низкой продуктивностью производства и периодическими крупными неурожаями, когда снижался контроль со стороны КПСС. Также оно проявилось нежеланием внедрять передовой опыт.

Еще одним следствием перенакопления было наличие большего числа отстающих хозяйств наряду с передовыми. В колхозах, находящихся в благоприятных условиях, продуктивность труда была выше, заработки значительнее, а качество труда лучше. В хозяйствах, находящихся в неблагоприятных условиях, зарплаты были ниже, мотивация к труду - слабее, а качество труда хуже. Передовые колхозы процветали, отстающих не спасала даже помощь государства.

Здесь надо обратить внимание, что в СССР, как и в капиталистических странах, часть трудящихся имела высокие заработки и лучшие условия жизни за счет того, что другая часть трудящихся в отстающих хозяйствах имела меньшие заработки и жила хуже. Это общее свойство товарных отношений периода индустриализации. Товарный обмен возник на основе примитивного ручного труда. В рамках ручного труда он повышает его производительность и улучшает жизнь всех участвующих в обмене. Но когда изменяется основа товарного обмена, т.е. когда на смену ручного труда приходит машинное производство, ситуация кардинальным образом меняется. В странах с рыночной экономикой товарные отношения оставляют без работы и средств к существованию миллионы трудящихся. В СССР товарные отношения делили трудящихся на меньшинство передовых и большинство отстающих, что определялось условиями труда. Так или иначе, товарные отношения при индустриальном производстве вносят неравенство между трудящимися, так что одна часть живет хорошо только потому, что другая часть живет плохо, а потому товарный обмен должен быть отменен как бесчеловечная форма обмена.

После восстановления промышленности СССР к 50-ым годам XX века негативное воздействие перенакопления стало проявляться и в индустриальных отраслях. Оно обнаруживается сначала в росте цен на промышленную продукцию для сельского хозяйства, что привело к значительному увеличению числа убыточных колхозов.

В это же время обострилось продовольственное положение в стране в связи с миграцией колхозников в города. Проблему удалось решить не столько за счет организационных мероприятий, сколько за счет громадного перерасхода материальных ресурсов.

Негативные явления в народном хозяйстве страны после ВОВ при общем достатке материальных и финансовых ресурсов воспринимались как упущения в работе руководящих органов страны. Поэтому правительство пошло на проведение крупной реформы управления. Реформа заключалась в том, что были сокращены до предела высшие органы управления, а низовые учреждения объединялись в территориальные совнархозы и получили полную самостоятельность в принятии решений. В новых условиях повысилась инициатива на местах, что проявилось ростом производительности труда. Но негативные проявления перенакопления сохранились, о чем свидетельствовали данные статистики: среднегодовые темпы прироста производительности труда снижались, среднегодовые темпы прироста средней заработной платы увеличивались.

Итак, экономика Советской России после ВОВ, при общей динамичности развития, уже обнаруживала ряд негативные явлений, вызванных абсолютным перенакоплением. Но что же было условием именно для взлета? В результате ВОВ была уничтожена значительная часть производительных сил страны. Возникший при этом избыток трудовых ресурсов ликвидировал на время состояние абсолютного перенакопления, благодаря чему стал возможен рывок в экономике СССР. Этот подъем, по мере роста накопления, сменился с 1977 г. периодом постепенного разорения государства, который завершился революцией 1991 г.

Но если взглянуть на развитие современной России после 1991 г., то она повторяет историю СССР после ВОВ. С 1991 по 1998 гг. предприятия останавливались, росла безработица, которая достигла наибольшего размера в 13,3% в 1998 г. [17, с. 130]. Этот период оказал то же влияние на производство в России, который оказала война на экономику СССР. С 1998 г. по 2008 г. в России наблюдался ошеломляющий подъем экономики, размеры ВВП выросли, в долларовом исчислении, с 327 млрд $ до 638 млрд.$ [18]. Прирост составлял в среднем по 7% в год. Этот период аналогичен росту экономики второй половины 50-х г., начала 60-х. гг. в СССР. А затем, с 2011 по 2014 г., наблюдался отмеченный выше период убыточной фондоотдачи, как и в СССР после 1977 г. Причина таких совпадений, как должно быть ясно из изложенного, – абсолютное перенакопление, которое современная Россия получила в наследство от СССР.

Но еще более убеждает в наличии явления абсолютного перенакопления в России следующие данные периода роста экономики с 2000 по 2011. За это время ВВП увеличился в рублевом исчислении в 7,5 раз, в то время как среднемесячная номинальная начисленная заработная плата выросла в 10,5 раза [19, с. 32]. Зарплата обгоняла рост ВВП, это и есть механизм замедления, который извещает, что период подъема вскоре сменится периодом стагнации, убыточной фондоотдачей, убыточными капиталовложениями, разорением государства, за которым следует и обнищание основного населения страны. 

Эта кроткая история экономики современной России свидетельствует о неизбежности коренной перемены социальных производственных отношений. Чем дольше будет сопротивляться этому государство, тем более болезненным будет переход. Но в чем же он должен состоять?

Абсолютное перенакопление - это отношение между работниками и средствами производства, которое на данном этапе является отношением отчуждения и заключается в наемном характере труда. Отсюда можно сделать вывод, что данное производственное отношение – наемный характер труда в России вошел в противоречие с уровнем развития производительных сил общества. Единственный вход из положения – отмена наемного характера труда.

 

Список литературы

1. Народное хозяйство СССР в 1960 году. Статистический ежегодник. М., 1961.

2. Народное хозяйство СССР в 1980 г. Статистический ежегодник. М., 1981.

3. Маркс К. и Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. М., 1961.

4. Петлюк В.Ю. Перенакопление в России в первые годы Советской власти//Экономика и социум. 2016 г. №25.[Электронный ресурс]: URL: http://iupr.ru/domains_data/files/zurnal_25/Petlyuk%20V.%20Yu..pdf (дата обращения: 17.09.2016)

5. Народное хозийство СССР в 1958 году. Статистический ежегодник. М., 1959.

6. Народное хозийство СССР в 1970 г. Статистический ежегодник. М., 1971.

7. КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК: в 15 т. М. Политиздат, 1985.

8. Хрущев Н.С. Строительство коммунизма в СССР и развитие сельского хозяйства. В 5 томах. М., 1962.

9. Основные показатели развития общественного хозяйства колхозов. Статистический сборник. С. 542. РГАЭ Ф.1562, Оп.41, Д.112, Л.1-321. [Электронный ресурс] URL: http://istmat.info/files/uploads/40606/rgae_1562.41.112_osnovnye_pokazateli_razvitiya_obshchestvennogo_hozyaystva_kolhozov-2.pdf.

10. М.С. Горбачев. Избранные статьи и речи. В 5 томах. М., 1987.

11. Народное хозяйство СССР в 1961 году. Статистический ежегодник. М., 1962.

12. Народное хозяйство СССР в 1962 г. Статистический ежегодник. М., 1963.

13. Народное хозяйство СССР в 1958 г. М., 1959.

14. Народное хозяйство СССР за 1965 г. Статистический ежегодник. М., 1966.

15. Из стенографического отчета Пленума ЦК КПСС от 14 октября 1964 г. URL: http://refdb.ru/look/2404287-p3.html (дата обращения: 18.09.16)

16. Виноградов А. В. История социалистической экономики СССР: в 7 томах. М.,1977.

17. Российский статистический ежегодник. 2003. М. 2003.

18. ВВП России по годам 1990-2015. [Электронный ресурс]. URL: http://investorschool.ru/vvp-rossii-po-godam

19. Российский статистический ежегодник. 2012. М., 2012.

 

 

Впервые опубликовано в журнале «Интернетнаука» № 11 за 2016 г., с. 78-96. URL: http://www.internetnauka.ru/11-16-inter-12.php.

Вернуться к списку статей

Free Web Site Counter
Free Web Site Counter

Последние события

Пока новостей нет Читать все события

Обратная связь

Рeшите задачу:


* Поля обязательные для заполнения