знакомства секс html php сайт знакомств

«Люди сами делают свою историю, но они ее делают не так…» К. Маркс
«Восемнадцатое брюмера Луи–Бонапарта»

Труд в СССР как источник перемен и развития

 

ВВЕДЕНИЕ

 

Люди живут и трудятся в исторически сложившейся форме труда. В процессе труда происходит накопление продуктов труда и их перенакопление, что приводит к смене формы труда, а потом, и формы общества. Например, появление первых городов является следствием избытка продовольствия. Это нашло отражение в Библии. Сыны Израилевы построили перед уходом из Египта города, которые названы как города для запасов [1]. Это значит, что избыток продуктов позволил отвлечься на строительство городов, а сами города служили защищенными складами продовольствия. Затем эти города послужили разделению труда на ремесленный и земледельческий, а также развитию культуры. Другой пример, подсечное земледелие с помощью огня сводит леса, а на освободившихся землях появляется двухпольное земледелие. Как аналогичные явления происходили в истории СССР показано в настоящих исследованиях.

Гипотезу о приоритете труда в историческом развитии впервые выдвинул К. Маркс. Он же описал влияние перенакопления на развитие капитализма. В настоящей статье пришлось поменять терминологию Маркса на более подходящую для описываемых явлений. Понятие «способ производства» заменен на обобщающее понятие - форма труда, поскольку труд является основой всякого способа производства, а производственные отношения – на форму общества, поскольку с изменением формы труда меняется и человек труда – основа общества в целом, например, в СССР крестьян сменили колхозники, а потом, наемные работники государственных предприятий.

Согласно теории Маркса, на последней стадии капитализма происходит перенакопление условий труда [2]. Эта последняя стадия проходит две формы. Первая форма – перенакопление с перенаселением, вторая – абсолютное перенакопление.

Перенакопление в первой форме сопровождается ростом безработицы, т. е. перенаселением.

Абсолютное перенакопление возникает тогда, когда все население вовлечено в производство, а рост рабочих мест продолжается. Рост рабочих мест приводит к повышенному спросу на рабочую силу, тогда заработная плата начинает неудержимо расти, происходит снижение рентабельности производства. Данные исследования показывают, как эти этапы прошли в СССР.

Согласно исследованию автора, явление абсолютного перенакопления продуктов труда служит общей причиной смены форм труда и форм общества для всех общественных формаций. В истории России оно имело место как в период Киевской и Московской Руси, наблюдалось в Российской империи, а также в истории СССР после Великой Отечественной войны. В каждом из периодов перенакопление носило индивидуальный характер, но оно было абсолютным, так как приводило к изменению формы общества.

 

ПЕРЕНАКОПЛЕНИЕ УСЛОВИЙ ТРУДА В ПЕРИОД НЭПа

 

Принятый в октябре 1917 г. Декрет о земле отражал интересы самой массовой части производителей России – индивидуальных крестьян. Положения декрета были направлены против концентрации капитала среди крестьянства.

Этому служили следующие нормы. Земельный надел не подлежал отчуждению. Запрещалось использование наемного труда. Земля распределялась между трудящимися по трудовой или потребительной норме. Земельный фонд подлежал периодическим переделам.

Положения декрета ограничивали явление концентрации, но не могли исключить его полностью, поэтому правительство боролось с явлением путем кооперирования бедняков и оказания кооперативам государственной помощи. Ленин считал, что кооперирование крестьян – прямая дорога к обобществлению труда.

Главная помощь государства кооперативам заключалась в обеспечении их различными орудиями труда и техникой, семенами, кредитами. За три года, с 1924 по 1927 гг., число тракторов в сельском хозяйстве страны возросло с 2560 штук до 24504, увеличившись почти в 10 раз [3]. Дополнительно промышленность дала селу миллионы плугов, борон, сотни тысяч сеялок, жаток и косилок на конной тяге [4].

Факт накопления усовершенствованных условий труда очевиден. Но в это же время происходил рост числа наемных рабочих на селе с 816 тыс. в 1920 до 2310,9 тыс. в 1928, т.е. часть крестьянских хозяйств разорялась, и самостоятельные производители переходили в разряд наемных рабочих – батраков [5].

Механизм этого явления такой. Рационализация производства ведет к снижению нормы прибыли, а те хозяйства, куда рационализация еще не проникла, разоряются. В данном случае наблюдается первая форма перенакопления, которая вызывает перенаселение, рост безработицы на селе.

Для снижения безработицы правительство разрешило наем ограниченного числа рабочих. Это привело к образованию класса кулаков в размере 4-5% от общего крестьянского населения.

В 1927-28 кулаки спровоцировали хлебозаготовительный кризис. Используя различные формы эксплуатации, они накопили значительные запасы хлеба и требовали за него от государства непомерную цену, отказывались продавать хлеб на рынке и государству. В городах и в селах начался голод, была приостановлена закупка сельскохозяйственной техники за рубежом. Но численность кулаков была незначительной, и государство принудительными мерами справилось с саботажем.

Кризис показал, что незначительное число кулаков может поставить на колени целое государство, остановить его индустриальное развитие, вызвать среди населения городов и сельской бедноты голод. Необходимость коллективизации стала очевидной для основной массы крестьянства. Многолетняя помощь правительства кооперированным крестьянам, пропаганда коллективных форм хозяйствования подготовили крестьян для коллективизации, а хлебозаготовительный кризис 1927-1928 гг. стал спусковым механизмом для нее – с 1929 года крестьяне стали стихийно объединяться в колхозы, а в 1930 г. коллективизация приобрела массовый характер.

Итак, накопление условий труда на протяжении 20-х годов прошлого века в СССР превратилось в конце этого же десятилетия в перенакопление, которое проявилось в увеличении числа безработных на селе, возникновении и росте кулачества, кризисе хлебозаготовок. Поэтому перенакопление условий труда на селе можно назвать конечной причиной, которая подтолкнула массы к стихийной коллективизации, т.е. способствовало переходу к новой форме труда: от индивидуального крестьянского труда - к коллективному колхозному труду. Если в 1928 г. в колхозы были объединены 1,7% крестьянских дворов, то в 1930 г. их стало уже 23,6%, в 1932 г. – 61,5%, в 193473% [6].

 

АБСОЛЮТНОЕ ПЕРЕНАКОПЛЕНИЕ УСЛОВИЙ ТРУДА В КОЛХОЗНЫЙ ПЕРИОД

 

С переходом к коллективизации были трудоустроены сельские батраки, ликвидирован источник безработицы как на селе, так и в городе. 1930 г. считается годом ликвидации безработицы в СССР. В стране возникло состояние абсолютного перенакопления, как оно описано у К. Маркса, когда все трудоспособное население вовлечено в производство, а инвестиции в расширение его продолжаются.

С ликвидацией безработицы пропала конкуренция трудящихся за рабочие места, пропал источник интенсивного и качественного труда, которым пользуются капиталисты для достижения высоких производительности производства и качества продукции. Следствием чего стало снижение интенсивности и качества труда в СССР.

Уже в 1930 г., в первом году массовой коллективизации, страна столкнулась с неприятным фактом: «…во многих случаях уборка не была доведена до конца, потери в колхозах оказались очень велики» - так было отмечено в резолюции июньского 1931 г. Пленума ЦК ВКП(б) [7]. Однако и в следующем году колхозы не смогли дать ожидаемого объема зерна. Причины были следующие: большие потери урожая во время уборки, плохая организация тракторного и конского парка, неудовлетворительная организация труда. Целый ряд областей страны в 1932 г. были охвачены голодом, а Украина пострадала в наибольшей степени.

Тогда партия пошла на жестокие меры. В январе 1933 г. вновь собрался Пленум ЦК [8], который принял решение о создании политотделов в машинно-тракторных станциях (МТС) и совхозах с чрезвычайными полномочиями. Политотделам удалось наладить правильную работу на селе. Если в 1931, 1932 гг. валовые сборы зерна составили порядка 690 млн. центнеров, то уже в 1933 г. зерна было собрано 898 млн. центнеров, в 1934 – 894 млн. центнеров [9] – продовольственная проблема была снята. Это позволило отменить с 1 января 1935 г. карточную систему обеспечения продовольствием жителей городов, действовавшую с 1928 г., и отказаться от чрезвычайных методов организации работы на селе - политотделы машинно-тракторных станций и совхозов были преобразованы в обычные партийные органы [10].

Итак, с переходом к колхозному строю страна столкнулась со снижением интенсивности и качества труда. Именно в этом следует видеть причину голода 1932-1933 гг. в СССР.

Но коллективизация подтолкнула крестьян к культурной революции. Борьба с неграмотностью в стране превратилась из политики государства в общенародное дело - стремительно выросло число граждан, обучающихся в сельских школах. Если в 1928-29 учебном году их посещало 8,67 млн. человек, то в 1932-1933 учебном году их количество возросло до 16,5 млн., а в 1938-1939 – 22,1 млн. человек [11]. Это явление лишний раз свидетельствует, что коллективизация не была насильственной, как это принято писать сегодня.

Массовая коллективизация и обеспечение колхозов техникой вели к тому, что на селе стали высвобождаться трудовые ресурсы. Государство направило их на строительство фабрик и заводов. Здесь мы также имеем накопление с перенаселением, колхозы стали источником трудовых ресурсов для ускоренной индустриализации, а также изменением формы труда и формы трудящегося населения.

Только с 1928 по 1935 гг. в города переехало 17657 тыс. человек [12], население сел лишилось 15% жителей трудоспособного возраста, население городов пополнилось на 67%, так как в 1928 г. на селе проживало 120714 тыс. человек, а в городах – 26316 тыс. [13] Это означало, что в СССР началась ускоренная урбанизация, которая влекла за собой рост производительности общественного труда, повышение культурного уровня населения, улучшение бытовых условий.

 

АБСОЛЮТНОЕ ПЕРЕНАКОПЛЕНИЕ УСЛОВИЙ ТРУДА В ПРОМЫШЛЕННОСТИ

 

Накопление техники в колхозах обеспечило перемещение трудовых ресурсов из сельского хозяйства в промышленность на государственные предприятия.

Такое изменение места работы являлось качественным изменением формы труда. В колхозах работники были совладельцами колхозной продукции и колхозной земли, были собственниками. Теперь они становились наемными работниками на государственных предприятиях. Наемный работник – это главный признак капитализма.

Так как колхозники переходили к наемному труду, то это означало, что на смену колхозному строю в СССР идет государственный капитализм.

Колхозный строй был реальным воплощением мелкобуржуазного социализма, который заключается в двух признаках: коллективное владение средствами производства при сохранении товарных отношений. Этот строй стал источником рабочих для государственного капитализма.

Во время индустриализации государство столкнулось с той же проблемой низкой интенсивности и качества труда как рабочих, так и интеллигенции, что вело к значительному росту аварийности. В авариях гибли люди, пропадала дорогостоящая техника.

Показательным с этой точки зрения является письмо летчика-инженера И. П. Белозерова наркому обороны СССР К. Е. Ворошилову от 1935 г. [14], в котором он сравнивает качество поступающих самолетов, и тех что были произведены за пять-семь лет до этого. Он сообщает, что раньше техника с заводов не подводила, а теперь приходит с многочисленными дефектами.

Высокая аварийность и плохая организация производства вели к обострению социальных отношений. Со стороны рабочих по отношению к инженерам появилось недоверие, доходившее до прямого гонения на них. Это гонение получило самостоятельное название «спецеедство».

Правительство в своих постановлениях осуждало «спецеедство». Первый раз это было сделано на ноябрьском 1929 г. Пленуме ЦК ВКП(б): «Партийные организации должны не допускать двух крайностей: с одной стороны, слепого доверия к явно враждебным специалистам, с другой – сплошного недоверия к лояльным специалистам, что в отдельных случаях принимает характер спецеедства» [15]. Потом на это обращалось внимание в Постановлении СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 28 апреля 1937 г. о работе угольной промышленности Донбасса: «Осудить применяемую некоторыми партийными и в особенности профсоюзными организациями практику огульного обвинения хозяйственников, инженеров и техников, а также практику огульных взысканий и отдачи под суд, подменяющую и извращающую действительную борьбу с недостатками в хозорганах» [16]. Как видим, гонение на интеллигенцию в 30-е годы было вызвано не жестокостью Сталина, а обострением классовых противоречий между рабочими и интеллигенцией в связи с ошибками в управлении и высокой аварийностью на производстве.

В связи с массовой коллективизацией исчезла не только конкуренция между трудящимися за рабочие места, но и рыночная конкуренция. Основная масса товаров в стране стала продаваться по твердым государственным ценам.

В своей работе «Нищета философии» К. Маркс предполагает такую товарную экономику, когда «конкуренция исчезла», и работники спокойно могут обмениваться продукцией, согласно затраченному времени [17]. Предположив такие условия, он показывает, что работникам будет выгодно тратить «шесть часов труда» там, где требуется только один час. Это отсутствие рыночной конкуренции так же снижало качество продукции, как и отсутствие конкуренции из-за ликвидации безработицы.

На материалах 17 партконференции ВКП (б), происходившей в 1932 г., можно познакомится с недостатками в промышленности, которые возникали в связи с отсутствием рыночной конкуренции. Представитель только что созданного наркомата легкой промышленности сокрушался, что предприятия шьют костюмы, у которых одна пола выше другой, а рукава имеют разную длину. В погоне за количеством изделий шьют костюмы на карликов [18].

 Надо обратить внимание на то, что модель товарной экономики без рынка, с государственным ценообразованием, не принадлежит К. Марксу. Наоборот, К. Маркс и Ф. Энгельс называли такую модель мелкобуржуазным социализмом, государственным капитализмом или государственным социализмом. В целом ряде своих известнейших работ: «Анти-Дюринг», «Нищета философии», «Маркс и Ротбертус» – они дали развернутую критику такой экономике, предсказав ее скорую и неминуемую гибель.

 

АБСОЛЮТНОЕ ПЕРЕНАКОПЛЕНИЕ УСЛОВИЙ ТРУДА ПРИ ГОСУДАРСТВЕННОМ КАПИТАЛИЗМЕ

 

С начала индустриализации промышленность столкнулась с другим негативным проявлением абсолютного перенакопления, с неудержимым ростом заработной платы.

Дело в том, что наемная рабочая сила проявляет свойства товара, ее цена - заработная плата определяется законом спроса и предложения.

В период индустриализации промышленность постоянно испытывала недостаток рабочей силы, спрос на нее был высокий, поэтому цена ее повышалась – зарплата росла. Более того, ее рост обгонял рост производительности труда. За первую пятилетку (1928-1932 гг.) средняя зарплата выросла на 100% [19], а среднегодовая выработка на одного рабочего, только на 36,7 % [20]. За период с 1933 по 1938 гг. среднегодовая зарплата рабочего выросла на 121,4% [21], а производительность труда на одного рабочего на 85% [22].

Опережение темпов роста заработной платы над производительностью труда приводило к дефициту бюджета. Во времена Сталина этот недостаток возмещался за счет займов на индустриализацию у населения под 4 % годовых.

Так как село оставалось источником трудовых ресурсов, то промышленность, вопреки абсолютному перенакоплению, могла функционировать не разрушаясь до тех пор, пока не иссякнут трудовые ресурсы.

Эта относительная устойчивость продолжалась до начала 50-х годов. Уже Н. С. Хрущев столкнулся с проблемой недостатка рабочих для промышленности, чем объясняется ряд его реформ. Реформы привлекли для работы на государственных заводах и фабриках артельщиков и домохозяек.

К 1970 уровень занятости населения достиг 91%, а в дальнейшем потребность в рабочих росла быстрее, чем естественный прирост трудоспособного населения. Вот это и стало той границей, за которой абсолютное перенакопление превратилось в непреодолимую разрушительную силу.

Когда в 1985 М. С. Горбачев встал «у руля тонущего корабля», внутренний долг государства составлял 18,2% от размера валового внутреннего продукта, или 38% бюджета 1985 г. [23]. А реформы, которые М. С. Горбачев провел по требованию населения, только ускорили разорение и распад СССР.

Реформы Е. Т. Гайдара в 1992 г. и помощь западных капиталистов, благодаря свободному ценообразованию и частной собственности, позволили мобилизовать последние резервы государственного капитализма, построенного в СССР. Но за последнее время экономика России показывает стагнацию производства и ухудшение жизни населения. Это свидетельствует, что противоречие между монополизмом и наемным трудом стали непреодолимой преградой к дальнейшему развитию страны.

Госкапитализм, существующий в России со времен СССР, характеризуется монополизмом базовых отраслей промышленности. Этот монополизм порождает постоянный спрос на рабочую силу и неудержимый рост заработных плат, который приводит к снижению рентабельности производства.

Именно низкая рентабельность производства порождает низкий уровень жизни населения и прочие проблемы России. Чтобы повысить ее необходимо остановить неконтролируемый рост заработных плат. Остановить это рост может только государственное нормирование заработных плат для всех организаций России.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Таким образом, труд советский людей стал источником накопления и перенакопления условий труда и причиной перемен в форме труда и общественном устройства, как на это указывал К. Маркс.

Накопление и перенакопление условий труда в эпоху НЭПа послужили переходу от крестьянского семейного производства к коллективному труду в колхозах. Эти колхозы были воплощением идеи мелкобуржуазного социализма.

Накопление и перенакопление условий труда в колхозах послужили переходу колхозников к наемному труду на государственных заводах и фабриках. Это означало переход от мелкобуржуазного социализма к государственному капитализму.

Накопление и перенакопление условий труда при государственном капитализме привели к крушению и распаду СССР. Реформы Е. Т. Гайдара мобилизовали последние резервы монополизма базовых отраслей промышленности, а дальнейшее развитие России возможно только при смене формы труда, которое заключается в отмене его наемного характера.

 

ЛИТЕРАТУРА

 

1 Библия. Исход 1, 11.

2 К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения. – Изд. 2, – М., 1961. – Т. 25, часть 1. – С. 275-285.

3 СССР за 15 лет. Статистические материалы по народному хозяйству. – М., 1932. – С. 115.

4 История социалистической экономики СССР: в семи томах. – М.,1977. – Т. 3. – С. 334.

5 История социалистической экономики СССР: в семи томах. – М.,1977. – Т. 3. – С. 326.

6 Социалистическое строительство. Статистический ежегодник.  – М., 1935. – С. XXXIX.

7 КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК: в 15 т. – М., Политиздат, 1984. – Т. 5. – С. 296.

8 См. КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК: в 15 т. – М., Политиздат, 1984. – Т. 5. – С. 21-32.

9 СССР в цифрах 1935 г. – М., 1935 г., – С. 97.

10 см. КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК: в 15 т. – М., Политиздат, 1985. – Т. 6. – С. 182-185.

11 Социалистическое строительство Союза ССР (1933-1938 гг.). Статистический сборник. – М., 1939. – С. 118.

12 Социалистическое строительство СССР. Статистический сборник. – М., 1936 г. – С. 545.

13 Численность, состав и движение население СССР. Статистические материалы. – М., 1965 г. – С. 9.

14 Письмо летчика-инженера И. П. Белозерова наркому обороны СССР К. Е. Ворошилову о неудовлетворительной работе авиазаводов. 23 мая 1935//АП РФ. Ф. 3. Оп. 46. Д. 6. Л. 54-60. Подлинник.

15 КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК: в 15 т. – М. Политиздат, 1984. – Т. 5. – С. 26.

16 КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК: в 15 т. – М. Политиздат, 1985. – Т. 6. – С. 391.

17 См. Маркс К. и Энгельс Ф. Сочинения: Изд. 2. – М., 1961. – Т. 4. – С. 99.

18 См.XVII конференция ВКП (б): Стенографический отчет. – М., 1932. – С. 296.

19 Социалистическое строительство СССР. Статистический сборник. – М. 1936 г. – С. XXVI-XXVII.

20 Социалистическое строительство СССР. Статистический сборник. – М. 1936 г. – С. XXXV.

21 Социалистическое строительство Союза ССР (1933-1938 гг.) Статистический сборник. – М., 1939. – С. 20.

22 Социалистическое строительство Союза ССР (1933-1938 гг.). Статистический сборник. – М., 1939. – С. 38.

23 Народное хозяйство СССР в 1989 г. Статистический сборник. – М. 1990. – С. 614.

Вернуться к списку статей

Free Web Site Counter
Free Web Site Counter

Последние события

Пока новостей нет Читать все события

Обратная связь

Рeшите задачу:


* Поля обязательные для заполнения